fontz.jpg (12805 bytes)

 

[ На главную ]

Когда в 1941 г. начал работать Северо-Западный фронт?

Официальный ответ на этот вопрос выглядит так: "22 июня 1941 г." Вот, дескать, напал враг, вот и отдали приказ создать фронты (в т.ч. Северо-Западный). На базе западных военных округов, которые для такой цели и планировались. И это даже было отражено в их названии: "особые". Причем, такая возможность была заложена в них задолго – еще в июле 1938 г. 26 числа. По крайней мере это касалось Белорусского и Киевского военных округов. Через год метаморфозу с выделением штаба фронта они отработали. А потом опять превратились в "особые военные округа". Прибалтийский особый военный округ был образован позже – 11 июля 1940 года. Сразу же после ввода Красной Армии на территорию прибалтийских государств. Еще до их формального вхождения в состав СССР. А в августе того же года для выполнения метаморфозы с выделением штабов фронтов были внесены конкретные изменения в штаты. В 1-м томе нового 12-томного издания "Великая Отечественная война 1941-1945 годов" (Москва, "Воениздат", 2011) в главе "Происхождение войны" в разделе "К какой войне и как готовился Советский Союз?" об этом говорится так (стр. 72):

"В августе 1940 г. органы управления военных округов подверглись реорганизации. Для Ленинградского, особых Прибалтийского, Западного и Киевского, а также Забайкальского военных округов, на базе которых в случае войны планировалось создавать фронты, и Дальневосточного фронта устанавливалась структура управления, позволявшая им выполнять функции фронтовых управлений".

А на стр. 89 при описании событий лета 1941 г. отмечается, что новая метаморфоза с выделением штабов фронтов началась 19 июня:

"19 июня начальник Генерального штаба от имени наркома отдал распоряжения округам о выделении фронтовых управлений и выводе их к 22—23 июня на командные пункты."

Враг еще не напал, но ... по какой-то причине (то ли наконец-то увидели угрозу нападения, то ли еще почему), приказ на выделение фронтовых управлений ушел еще до начала войны "от имени наркома". При этом не показаны подробности принятия такого решения. Они показаны в этом же 1-м томе в следующей главе "Срыв блицкрига" в разделе "Трудное начало" (стр. 108):

[22 июня 1941 г.] "Сталин созвал на совещание высших военных, партийных и государственных деятелей. В 5 часов 45 минут к нему в кабинет прибыли С. К Тимошенко, Г. К. Жуков, В. М. Молотов, Л. П. Берия и Л. 3. Мехлис [12].... На базе управлений и войск Прибалтийского, Западного и Киевского военных округов 22 июня были образованы соответственно Северо-Западный, Западный и Юго-Западный фронты, а на базе Одесского военного округа — 9-я армия. На совещании в Кремле были приняты важнейшие решения, положившие начало тому, чтобы превратить всю страну в единый военный лагерь. Они были оформлены указами Президиума Верховного Совета СССР".

Т.е. решение о создании штабов фронтов как бы было принято лишь 22.06.41.

И объяснение дается без всякой связи с довоенным приказом наркома выделить эти штабы фронтов еще до немецкого нападения. Но есть некоторые подробности.

В журнале "ВИЖ", N: 2, 1985 напечатана статья генерал-лейтенанта в отставке В. Звенигородского "Связисты штаба Северо-Западного фронта в первые дни войны"( http://zhistory.org.ua/groza41a.htm). Она начинается с таких слов (стр. 68): "В ночь на 22 июня 1941 года в первом часу в штаб Особого Прибалтийского военного округа поступила директива Наркома обороны о приведении в боевую готовность войск, находящихся у границы.". Было бы интересно узнать, в каком месте (географически) в тот момент находились средства связи, по которым передавалась (получалась) эта директива. В Риге? Или в каком другом месте? По следующему тексту статьи можно предположить, что прием директивы выполнялся не в Риге, так как дальше Звенигородский пишет, что он как связист уже несколько дней до 22 июня находился на ВПУ (вспомогательный пункт управления округа) в Паневежисе:

"За несколько дней до начала военных действий меня командировали в Паневежис, чтобы восстановить узел связи, который был там развернут во время последних окружных учений. Для выполнения этой задачи в Паневежис отправились подразделения нашего 17-го отдельного полка связи, которым командовал полковник П. Ф. Семенихин. Отныне переведенный на военное положение наш округ стал Северо-Западным фронтом. Начальник связи округа полковник П. М. Курочкин возглавил фронтовое управление связи. Один за другим отделы штаба фронта прибывали из Риги и размещались на КП в районе Паневежиса".

За "несколько" – это за сколько? Об этом можно почитать в других мемуарах – в воспоминаниях самого генерала П.М.Курочкина "Связь Северо-Западного фронта" (в сборнике "На Северо-Западном фронте" М.: Наука, 1969, стр. 194-198) ( http://militera.lib.ru/h/nwf/06.html   ) (подчеркиванияzhistory):

"Это было за несколько дней до начала войны. В штабе округа каждый день ожидали возможности ее возникновения. В то время даже установили специальный признак телеграмм, извещающих о нарушении фашистскими войсками государственной границы. Помню, условный признак — слово "Слон". При этом в зависимости от того, какими силами противник нарушил границу, к этому слову добавлялось слово "малый", если силы противника были не более роты, или "большой", если нарушение производилось большими силами.

Мы вдвоем с начальником оперативного управления сначала выехали в Паневежис, где проверили подготовленность основного района. Там оказалось все в порядке, заканчивались работы по подготовке связи и маскировке инженерных сооружений. Затем мы отправились в район Рокишкис, где выбрали удобный район в 10 — 12 км от города. Наметили в нем места для расположения управлений, отделов штаба и для узла связи. Этот район намечался как запасной и подготавливался для перехода в него штаба фронта в случае, если противник обнаружит нахождение штаба около Паневежиса.

После этого выбрали другой запасной район в лесу северо-восточнее Даугавпилса, также определили места для расположения управлений и отделов и узла связи. Этот район намечался для расположения штаба, если противник вынудит отойти наши войска на рубеж Шяуляй — Паневежис. [194]

Я ориентировочно подсчитал, какую работу нужно выполнить по устройству связи в каждом районе. Выполнив задание, мы должны были возвратиться в Ригу. В пути следования у нас поломалась машина. С трудом добрались до Паневежиса, оттуда я позвонил оперативному дежурному в Ригу и попросил его выслать за нами другую машину. Дежурный сообщил, что нас очень спешно разыскивает начальник штаба округа. Связываюсь с ним, пытаюсь доложить о случившемся, но он взволнованным голосом прерывает мой рассказ.

— Где начальник оперативного управления? Он мне срочно нужен.
— Он находится около машины в километре отсюда.
— Передайте, чтобы он немедленно направился в штаб. Сами же оставайтесь в Паневежисе и ждите нашего прибытия. Два часа тому назад туда выступил Семенихин со своей частью. Как только он прибудет, действуйте по большому плану. Вам понятно, о чем идет речь?
— Да, мне все понятно, — доложил я.

Мне было понятно, что нужно готовить связь из района Паневежиса для штаба Северо-Западного фронта. Наш разговор происходил во второй половине дня 19 июня 1941 г.

Обеспечив отправку начальника оперативного управления в Ригу, я сам остался в Паневежисе в городской конторе связи, ожидая прибытия полка связи.

Часы ожидания были весьма тревожными. Я старался восстановить в памяти план связи, сформулировать задачу полка связи. ....

До прибытия полка я старался сделать что-нибудь для ускорения развертывания связи. Я считал необходимым прежде всего обеспечить беспрепятственное выделение проводов [195] сети для обеспечения связи фронта. Но как это сделать? Разговаривать открыто по телефону я не мог, шифром же я не располагал. И тогда пришлось поступить так. Связавшись по телефону с уполномоченным Наркомата связи в Литве, я предложил ему немедленно выехать в Паневежис для решения весьма важных вопросов. Он понял меня и через два часа со своим главным инженером был уже в Паневежисе. После моей краткой информации о положении дела приступили к подготовке связи для Северо-Западного фронта. Вначале все связи принимались в Паневежскую контору связи как бы с целью проверки, так как в районе расположения штаба фронта еще не было обслуживающего состава. Так, помню, установили мы телеграфную связь с Ригой (штабом округа) и Каунасом (штабом 11-й армии), Елгавой (штабом 8-й армии), а также с Москвой (Генеральным штабом). Все эти связи были между соответствующими предприятиями Наркомата связи. До прибытия начальника штаба я опасался устанавливать связь непосредственно со штабами в районах их полевой дислокации. Вскоре в Паневежисе появился наш полк связи. Он немедленно был направлен в район размещения штаба фронта для развертывания узла связи.

Затем 20 июня в район Паневежиса стали прибывать управления и отделы штаба. Окружное командование превратилось фактически во фронтовое, хотя формально до начала войны именовалось окружным. В Риге была оставлена группа генералов, офицеров, на которую возлагались функции руководства военным округом. Я стал возглавлять управление связи фронта. На должность же начальника отдела войск связи округа был назначен полковник Н. П. Акимов.

К моменту прибытия командования и штаба фронта связь была установлена по всем основным направлениям. Все сомнения и опасения в отношении установления связи с районами полевой дислокации штабов отпали.

Проводную связь с Генеральным штабом и со штабами армий установили без особого труда. Этому способствовала подготовительная работа, проделанная Паневежской конторой связи. .... [196]
....
Трудности вызывала организация радиосвязи в тот короткий срок, который диктовался обстановкой. Дело в том, что отдел войск связи округа несколько часов назад выслал все документы, относящиеся к организации радиосвязи, только в штабы армий и штабы соединений окружного подчинения. Но все эти документы, соответствующим образом переработанные, должны были пройти через корпусные, дивизионные, полковые и батальонные командные инстанция и дойти до экипажа каждой радиостанции. Эта сложная работа требовала продолжительного времени.

Надо было искать выход из создавшегося положения. Если поступить по строго установленным правилам, то мы смогли бы иметь нормальную радиосвязь по меньшей мере только через неделю. Обсудив с моим заместителем военным инженером 1-го ранга Н. П. Захаровым создавшееся положение, мы пришли к выводу, что радиосвязь во всех войсках округа нужно поддерживать по той организации, которая существовала в мирное время, на тех же частотах, с теми же позывными, которые назначались для повседневной работы в радиосетях. Новые же радиоданные (частоты, позывные, парольные сигналы), предназначенные для радиосвязи в военное время, ввести только на радиостанциях, обеспечивающих связь с Генеральным штабом и штабами соседних военных округов.

Для всех же войск округа новые радиоданные ввести только после того, как будет уверенность в том, что они получены всюду и доведены до экипажа каждой радиостанции. Так и поступили. Нам пришлось несколько отступить от существовавших тогда положений, но это было сделано во имя более надежного обеспечения управления войсками в наиболее ответственный момент. .... [197].... Меняли свою дислокацию, передвигаясь ближе к государственной границе, некоторые соединения нашего округа (48-я и 11-я стрелковые дивизии, 402-й гаубичный артполк и др.). Штабы армий и соединений расположились в полевых районах. Одним словом, в воздухе сильно пахло войной.

В ночь с 21 на 22 июня в штабе Северо-Западного фронта отдыхающих не было, все чего-то ожидали. В 0 часов 20 минут на телеграфной ленте аппарата Бодо, работающего с Москвой, появились требовательные слова: "Немедленно к аппарату начальника штаба для приема весьма важного". Дежурный по связи доложил начальнику штаба, мне и оперативному дежурному. Через минуту ответ в Москву: "У аппарата Кленов". "Принимайте директиву народного комиссара обороны". Слово за словом начала передаваться директива о возможном нападении немецко-фашистской армии на нашу страну и о требовании приведения всех частей округа в полную боевую готовность. В этой же директиве содержалось предостережение не поддаваться ни на какие провокации, могущие вызвать крупные осложнения.

Через два часа последовала директива нашего Военного совета о скрытном занятии основной оборонительной полосы, выдвижении полевых караулов для охраны дзотов в предполье, постановке противотанковых мин и приведении в готовность номер один противовоздушной обороны. В этой директиве повторялись слова директивы Наркома обороны, предостерегающие о возможной провокации со стороны немецко-фашистских войск. ... [198]"

Итак, оказывается, место для штаба фронта в ПрибОВО было подготовлено заранее. 19 июня 1941 г. его стали "обживать" связисты. 20 июня туда приезжают отделы штаба из Риги. В т.ч. начштаба генерал-лейтенант Кленов П.С. и командующий генерал-полковник Кузнецов Ф.И. Есть информация, что выезд Кузнецова в Паневежис в Риге держался в тайне даже от некоторых работников штаба округа. Прибыв в Паневежис новый штаб начинает как-то работать. Какой должна быть ее важная составляющая? Сводки с мест и связь. Ведь не только отделы штаба округа выехали на новое место дислокации. И другие части округа пришли в движение (на юг и юго-запад). Например, к вечеру 17.06.41 6 стрелковых батальонов 48-й стрелковой дивизии были заняты на каких-то "оборонительных работах" в районе Эржвилки – это юго-запад Литвы ближе к границе. А оставшаяся часть 48-й стрелковой дивизии вечером 17 .06.41 численностью 4662 человека начинает переход на гос. границу по маршруту Рига, Митава, Шяуляй, Россиены. На "Подвиге народа" http://www.podvignaroda.mil.ru/podvig-flash/   есть об этом документ – боевое донесение N: 2 штадива-48, лес юго-западнее ст. ДАЛБЕ 9-10 18.06.41 (N: записи – 60410126, ЦАМО фонд 221, опись 1351, ед. хран. 64)

SZF18BD.jpg (44012 bytes)

"Начальнику штаба ПРИБОВО
Копия: Начальнику штаба 8 армии,
Начальнику штаба 11 СК.
.....
Дивизия, выполняя задачу дня в 9-00 18.06.41 года сосредоточилась в районе лес юго-зап. ст. ДАЛБЕ.

За. НАЧ. ШТАБА 48-й СД подполковник Бродников"

И все это делается секретно. Соответственно, новый штаб СЗФ должен был издать указания и по сводкам и по СУВ (скрытому управлению войсками). Сканы этих документов тоже можно найти на сайте "Подвиг народа". В частности, 20.06.41 "под расписку" был направлен документ под названием: "Начальникам отделов штаба и окружных управлений" ("N: 1") ( N: записи в базе – 60336229, ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хран. 42):

SZF206A.jpg (35177 bytes)

"Сообщается под расписку

НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ ШТАБА И ОКРУЖНЫХ УПРАВЛЁНИЙ

Сообщаю для сведения, что штабам армий даны указания о представлении срочных донесений по следующим срокам:

а) Оперативные сводки к 7.00 по состоянию на 5.00
тоже к 14.00 по состоянию на 12.00
тоже к 19.00 по состоянию на 17.00

Кроме того штармам
знать положение частей на 1.00

б) Штаб ВВС представляет Начальнику оперативного Отдела к тем же срокам, что и оперсводки от штабов армий.

в) Разведсводки штармы представляют:
к 6.00 по состоянию на 4.00
к 13.00 по состоянию на 11.00
к 18.00 по состоянию на 16.00

Кроме того штармы знать должны обстановку на 24.00

г) Тыловую и связь сводку штармы представляют
ежедневно к 23.00 НАРОЧНЫМИ.

Обеспеченность по огнеприпасам и горючим даются
в оперативных сводках.

д) Сводки ПВО представлять к 5.00 по состоянию
на 3.00
к 12.00 по состоянию на 10.00
к 23.00 на 21.00

Зам. начальника штаба
генерал-майор ____ (Трухин)

20 июня 1941 г.
N: 01
========

На "Подвиге народа" есть еще один документ по этой же теме "графика сводок" – телеграфных переговоров за 20.06.41 (N: в базе – 60336235. ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хран. 42).

SZF206PG.jpg (31936 bytes)

Из этих переговоров можно понять, что штаб СЗФ по каким-то там таблицам кодов имел название "Дон". "ОД" (возможно) – "оперативный дежурный" штаба с позывным "Волга". Этому же штабу может быть подчинен другой штаб с позывным "Балтика" (или связь с "Балтикой" выполняется через штаб "Волги"). Расшифровка выглядит такой (возможно, некоторые места опредделены неточно):
=====

[ДОН] = ОД Волга проследите доставку адресату лично. Точка =
= Начальнику штаба Балтика через Волгу. Точка
Устанавливаю следующие сроки представления сводок штаб Дон
1. Оперативные и разведывательные сводки 2 раза в сутки с 8 00 и к 20 00
2. Сводки связи и тыловые сводки один раз в сутки к 8 00
3. Сводки передавать в скрытом виде только по аппарату БОДО или СТ-35 Точка
Сводки должны быть закончены передачей только в указанный срок и давать точные расположения своих войск Точка
О всех дополнениях и изменениях в сводках доносить дополнением соответствующей сводке точка НШ Дона Кленов =
= Нач. опер. отдела Трухин =
Передал в 16.00 CAAVN =

[ВОЛГА] = У аппарата ОД =
[ДОН] = Передавайте кто принял = Передал ст. л-т Зубцев =
[ВОЛГА] = Зачем вызывали =
[ДОН] = Прочтите только что переданную телеграмму =
[ВОЛГА] = Пускай зря не вызывают =
[ДОН] = Тов. ОД я доложу Кленову о вашем поведении =
[ВОЛГА] = Я ОД штаба Прибово = Это [-т - ?] уже доклад уже зам нач штаба. Об этом я уже знаю =
= О сроках представления сведений =
[ДОН] = Вы ничего не знаете нач. штаба ПрибОВО Кленов установил сроки Вам ясно = Или нет =
[ВОЛГА] = Я получил с Генштаба сроки =
= Знаю что ОД и учитываю что они долины быть представлены за 221Ю/=
=Доном передана директива наркома = Неясен второй ....
= Ну все ясно =
[ДОН] = Как Ваша фамилия =
[ВОЛГА] = Майор Микулич =
[ДОН] = Тов. ОД я сейчас буду звонить Гусеву чтобы он на Вас наложил взыскание =
[ВОЛГА] = Звоните =
[ДОН] = Тов. ОД только что переданная телеграмма написана нач. штаба Дон Кленовым и адресуется нач. штаба Балтики Вы должны проследить чтобы она должна немедленно вручена адресату =
= Ясно или нет =
[ВОЛГА] = Ясно =
[ДОН] = Все =
========

Итак, 20.06.41 выделенный из штаба ПрибОВО штаб СЗФ (под видом штаба ПрибОВО) начал работать в секретном режиме на новом месте ("лес 12 км с.в. Паневежис" – как сказано в боевом донесении N: 1 штаба "ПрибОВО" на 10-00 22.06.41) (N: зап. – 60275653. ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хр. 57-1):

SZF226B1.jpg (37642 bytes)

Использовать название "Северо-Западный фронт", "СЗФ", "фронт" запрещалось. 21.06.1941 г. это было отражено в специальном предупреждении, которое рассылалось "под расписку" (N: зап. – 60336231, ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хран. 42):

SZF21RS.jpg (29067 bytes)

"Об"явить под расписку.

НАЧАЛЬНИКАМ ОТДЕЛОВ ШТАБА и ОКРУЖНЫХ
УПРАВЛЕНИЙ ПрибОВО.

Некоторые штабы частей и отделы окружного управления в документах и в разговорах употребляют слева "ФРОНТ", СЗФ и пр. чем разглашают место и наличие- фронтового управления.

Немедленно прекратить это явление и впредь штаб и управления именовать ПрибОВО.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА ОКРУГА

генерал-лейтенант ____ (П.Кленов).

[Но стоит подпись генерал-майора Трухина]

21.06.1941
16-45"

Как говорилось в переговорах "Дона" с "Волгой", сводки должны передавать "в скрытом виде". Т.е. с использованием СУВ – скрытого управления войсками. А по каким таблицам? Вот их 21.06.41в 12-00 и издал штаб "СЗФ" (под видом штаба ПрибОВО). Этот документ есть на "Подвиге народа" (N: записи: 60409442, ЦАМО фонд 221, опись 1351, ед. хран. 2):

SZF21SUV.jpg (45227 bytes)

Это приказание написано на семи листах. На первом на названии штаба "СЗФ" (в четырех местах) карандашом написали "Окр" [-уг]. На остальных листах такое "закрашивание" делать не стали. Кроме того, на первом листе слева вверху напечатан (!!! – не проставлен печатью) "штамп" 3-го отделения Оперативного отдела штаба ПрибОВО с датой: "21 июня 1941 года, N: 02". Этот номер выглядит странно для середины года. А вот если это документ новой структуры – штаба ФРОНТА, тогда этот вариант логичен. Итак, текст приказания по СУВ:

НКО-СССР
ШТАБ
ПРИБАЛТИЙСКОГО ОСОБОГО
ВОЕННОГО ОКРУГА
- - " - -
ОПЕРАТИВНЫЙ ОТДЕЛ
3-е ОТДЕЛЕНИЕ
"21" Июня 1941 года.

Секретно
Экз. N: ____

ПРИКАЗАНИЕ ПО СУВ N: 01. ШТАБ СЗФ [поверх написано: "Окр"]
ПАНЕВЕЖИС 21.6.41 "12-00"
Карта 500.000 и 100.000.

1. Шифросвязь осуществлять согласно особых указаний.

2. Кодированную связь не применять.

3. Для маскировки не секретных переговоров и вызова начсостава для переговоров по техническим средствам связи применять:

а) в сети ШТАФРОНТ–ШТАРМ – переговорную таблицу "ОПТ-2" и таблицу позывных начсостава, издания 3-го отделения Оперотдела штаба ПрибОБО.

Ключи к "ОПТ-2" и таблице позывных начсостава в приложении N: 1 и 2.

б) Управлениям и отделам СЗФ [надписано: "ОКР"] специальные переговоры по родам войск маскировать по своим переговорным таблицам. Ключи к таблицам в приложении N: 3.

в) Топографические карты кодировать следующим способом: карту масштаб 500.000 – по командирскому целлулоидному планшету образца 1939 ( ориентиры и ключи к карте в приложении N: 4), карту масштаб 100.000 – кодировать по сетке координат (ключи к карте в приложении N: 5).

4. В сети ШТАРМ и ниже - Скрытое Управление Войсками организовать распоряжением начальников штабов армии.

5. Об открытых переговорах по средствам связи доносить как о чрезвычайном происшествии, а к лицам, нарушающим скрытность переговоров, применять строгие меры взыскания.

6. В случае провала переговорной таблицы - установить сигнал по всем средствам связи в течение 1 минуты "000", для ключей к "ОПТ-2" в течение 1 минуты "111", о провале таблицы позывных начсостава, кодированных карт доносить через 3 отделение Оперотдела штаба СЗФ. ["СЗФ" не надписано].

ПРИЛОЖЕНИЕ: N: 1- на 1 листе, N: 2 - на 1 листе,
N: 3 - на 2 листах, N: 4 - на 2 листах,
N: 5- на 1 листе.

П.п. Начальник штаба
генерал-лейтенант _____ П,Кленов

начальник Оперативного отдела
генерал-майор _____ Ф.Трухин

ВЕРНО: Начальник 3 отделения
Оперативного отдела
майор ________(Гришков)

Отп. 25 экземпляров
и разослано по
списку.
------------------------
21.6.41 г. печатала
А.Соколова
Исп. Гришков.
===========

Приложение N: 1
Секретно
экз. N: ___

РАСПИСАНИЕ КЛЮЧЕЙ К "ОПТ-2"

Срок действия

К Л Ю Ч И:

Примечание

Действующие

Запасные

с 00час. 21 по 00 час 22.6 08 48  
с 00 -"- 22 по 00 -"- 23.6 30 06  
с 00 -"- 23 по 00 -"- 24.6 25 63  
с 00 -"- 24 по 00 -"- 25.6 11 80  
с 00 -"- 25 по 00 -"- 26.6 42 12  

Начальник 3 отделения оперотдела
майор _________ (Гришков)

Отпечатано 25 экз. и
разослано по списку.
21.6.41 года,
печатала Боруздина

Приложение N:
Секретно
экз. N: ___

РАСПИСАНИЕ КЛЮЧЕЙ К ТАБЛИЦЕ ПОЗЫВНЫХ НАЧСОСТАВА

Срок действия

К Л Ю Ч И:

Примечание

Действующие

Запасные

с 00 час 21 по 00 час 22.6 Б10 Г15 Д21 И30 Б40 Г45 Д61 И100  
с 00 -"- 22 по 00 -"- 23.6 Г18 Д31 К13 Р40 Г32 Д16 К56 Р60  
с 00 -"- 23 по 00 -"- 24.6 А14 В16 Е20 И36 А06 В01 Е06 И08  
с 00 -"- 24 по 00 -"- 25.6 МО4 Р13 У01 Я19 М14 Р00 У20 Я03  
с 00 -"- 25 по 00 -"- 26.6 В45 Ж15 О17 Х08 В30 Ж04 О11 Х00  

Начальник 3 отделения оперотдела
майор _________ (Гришков)

Отпечатано 25 экз. и
разослано по списку.
21.6.41 года,
печатала Боруздина
=============

Что можно сказать по таким таблицам?

Что их использование планировалось до четверга 27 июня 1941 г. Дальше (надо полагать) должны были издать новый набор таблиц.

Таблицы Приложения N: 3 похожи по структуре на таблицу N: 2

В Приложении N: 4 дается "список ориентиров и расшифровка ключей к карте масштаба 500.000". Ориентирами являются названия населенных пунктов. Почти все советские (в основном литовские и латышские). Но встречаются и германские:

1. ПИЛТОНЕ (30 км ю.в. ВИНДАВА)
2. ТАЛСИ (восточнее)
......
20. ТИЛЬЗИТ (Германия)
21. ТАУРОГЕН (сев. восточнее)
......
26. ИНСТЕРБУРГ (Германия)
27. ШТАЛЛУПЕНЕН (восточное)
......
32. ЛЕТЦЕН (Германия)
33. ТРЙБУРГ (восточнее)
.......
37. ИОХАННИСБУРГ (Германия)
39. СТАВИСКИ (юго-восточнее)
39. МОНЬКИ (восточнее)
40. ГРОДНО

На сайте "Подвиг народа" есть еще один документ ПрибОВО (в варианте "СЗФ") с датой "22.06.41", но подготовленный 21.06.41 (напечатан в 7 экземплярах). Он печатался по типу вышерассмотренного приказания по СУВ: слева вверху на нем напечатан (!!! – не проставлен печатью) штамп Военного совета округа. Номер документа – "002" (гриф: "совершенно секретно") (номер записи – 60409420, ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хран. – 2):

SZF22ST.jpg (75478 bytes)

Этот документ направлен на разворачивание какого-то секретного строительства в районе Двинска (Даугавпилса).

НКО – СССР
Военный Совет
Прибалтийского особого
военного округа
"22" июня 1941 года
N: 002

Сов. секретно
Экз. ___

НАЧАЛЬНИКУ ИНЖЕНЕРНОГО УПРАВЛЕНИЯ
ОКРУЖНОМУ ИНТЕНДАНТУ
НАЧАЛЬНИКУ СВЯЗИ ОКРУГА
ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ОКРУГА ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ тов. ГУСЕВУ
НАЧАЛЬНИКУ ВОЕННЫХ СООБЩЕНИЙ ОКРУГА.
КОМАНДИРУ в/с 3042

ПРИКАЗЫВАЮ сформировать участок для особого строительства. Управление участка выделить Начальнику Инженерного управления. Начальником участка назначить военного инженера 1 ранга АНДРЕЕВА.

Зам. начальника штаба округа генерал-майору ГУСЕВУ пополнив саперные батальоны 181, 183 и 179 стрелковых дивизий приписным составом до штата, направить батальоны 25 июня в гор. ДВИНСК в распоряжение Начальника участка.

К строительству в качестве рабочей силы привлечь части в/с N: 3042

Строительство производить дерево-земляное с сопротивлением от 250 килограммовой бомбы по плану и проекту разработанному Инженерным управлением округа. Титул и план представить на утверждение Военного Совета 23.6.

Обеспечением материалами; инструментом, деньгами - производить Начальнику инженерного управления, округа.

Распоряжением Генерал-майора ГУСЕВА выделить на строительство ОДНУ автороту.

К работам приступить 23.6.

Командующий войсками округа
генерал-полковник
(Кузнецов)

Член Военного Совета округа
корпусной комиссар
(Диброва)

Начальник штаба округа
генерал-лейтенант
(Кленов)

Отпечатано СЕМЬ экз.
Экз. N: 1-6 адресатам.
Экз. N: 7 - в дело,
21.6.41 г. печатала
А.Соколова.

Про функции возводимых объектов в приказе ничего не говорится. Лишь есть намеки, что это должны быть какие-то дерево-земляные сооружения с возможностью выдерживать попадание авиабомб (не снарядов!!). ДЗОТы? Но они должны рассчитываться на огонь из артиллерии разных калибров. Только от авиабомб? Варианты каких-то складов? Судя по росписям о получении (до 4-00 утра 22.06.41) – тема отрабатывалась до немецкого нападения. Возможно, для организации запасного района расположения штаба фронта? Генерал Курочкин в своих мемуарах написал, что за несколько дней до войны они рекогносцировали несколько мест, в т.ч. около Даугавпилса:

"Это было за несколько дней до начала войны. .... Мы вдвоем с начальником оперативного управления сначала выехали в Паневежис, где проверили подготовленность основного района. ... Затем мы отправились в район Рокишкис, где выбрали удобный район в 10 — 12 км от города. Наметили в нем места для расположения управлений, отделов штаба и для узла связи. Этот район намечался как запасной и подготавливался для перехода в него штаба фронта в случае, если противник обнаружит нахождение штаба около Паневежиса.

После этого выбрали другой запасной район в лесу северо-восточнее Даугавпилса, также определили места для расположения управлений и отделов и узла связи. Этот район намечался для расположения штаба, если противник вынудит отойти наши войска на рубеж Шяуляй — Паневежис. [194]"

Получается, что до самого немецкого нападения вероятность отступления на большие расстояния штабом созданного СЗФ не рассматривалась. Ну, разве что на недалеко от границы.

И лишь на оперативной сводке вечера 22.06.41 г. открыто используется название "штаб СЗФ"  (номер в базе – 60275657, ЦАМО фонд 221 опись 1351 ед. хран. 57_1):

SZF22OP.jpg (26466 bytes)

И остается невыясненным вопрос: с какими задачами и по каким планам 19.06.41 г. нарком Тимошенко приказал развернуть СЗФ? Если серьезно видел угрозу немецкого нападения, то как бы поздновато.

======
PS. После сообщения на одном форуме об этой страничке мне сделали замечание, что понятие "развернуть фронт" включает много мероприятий, которые на СЗФ к 22.06.41 просто не успели выполнить:

"Для развертывания фронта и обеспечения работы управления необходимо было развернуть систему связи. Она была кадрированной. Полк связи округа должен был развернуть около десятка батальонов связи, но это не было сделано.
Кроме этого при развертывании фронта создается система снабжения, там еще несколько подпунктов, система обеспечения: санитарное. ветеринарное, техническое. Развертываются запасные полки, создается система военных коммуникаций.
Ничего из этого не было сделано.
"

Если это так, то это (в очередной раз) только подтверждает, что немецкое нападение не ожидалось. Если бы ожидалось, то развертыванием занялись бы раньше.
Причем, даже в "Директиве без номера 1" нет серьезного списка конкретных мероприятий, которые было бы важно отработать именно при ожидании начала войны, что тоже доказывает - советские НКО и ГШ настоящее немецкое нападение не ждали.

(24-26/08/2016)

[ На главную ]