fontz.jpg (12805 bytes)

 

[ На главную ]

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ   АВИАЦИИ
В  НАСТУПАТЕЛЬНОЙ  ОПЕРАЦИИ

Н. П. ДЖАМБАЕВ
Журнал "Военная мысль", 1941, N: 3

Прим. OCR: статья странная. С одной стороны, она показывает как бы "общую теорию" ("условный пример") планирования работы авиации при проведении наступательных операций в масштабе фронта полевой армии РККА. Но с другой, в статье показывается в какой-то степени конкретный противник с достаточно мощными войсками, авиация которой имеет большое количество боевых самолетов различных типов.
Журнал был подписан к печати 29 марта 1941 г.:

VM0341VD.jpg (14499 bytes)

Т.е. можно предположить, что статья готовилась в начале марта 1941 г.
В то время противник подобной мощности для РККА мог быть только один - немецкий "Вермахт".
Еще в статье показана карта плана наступления. Противник там располагается на западе - и в реальности тогда немецкий Вермахт располагался на западе. Кроме того, в статье приводятся данные по местности и погоде.
Местность оказывается аналогичной в Польше.
Погода указывается на ИЮЛЬ, причем, на первые числа. С уточнением: "с 7 июля — полнолуние".
Если раскрыть календарь фаз Луны на июль 1941 г., то окажется, что, действительно, в июле 1941 г. полнолуние было именно с 7 июля:

VM0341L1.jpg (10572 bytes)

Исходя из текста, можно понять, что полнолуние может оказаться полезным при проведении наступательной операции с учетом господства своей авиации в воздухе (например, для своевременного контроля за перемещениями войск противника и для поиска и бомбардировок его аэродромов).

Известно, что феврале 1941 г. в СССР был принят новый мобплан, после чего в западные приграничные округа отсылались разные директивы по выполнению различных мероприятий по повышению боеготовности с общим сроком "к 1 июля".

В свете этой информации рассматриваемая статья оказывается очень "к месту" в этом процессе конкретной подготовки. И становится понятно, почему к 22.06.41 много аэродромов оказалось вблизи западной границы СССР (вместе со складами).

 

Опубликованные материалы во второй мировой империалистической войне далеко не достаточно вскрывают опыт использования родов войск и организации взаимодействия. В частности, это касается и авиации. Тем не менее на основе изучения всех данных печати, учитывая опыт действий авиации во второй мировой империалистической войне на Западе, в Испании, в Польше и в Китае, все же можно сделать ряд выводов и попытаться внести ясность по ряду вопросов, особенно по вопросу взаимодействия авиации с наземными войсками. Цель статьи — суммируя опыт последних войн, показать на одном из условных примеров возможный вариант использования авиации в армейской операции.

Очень важно, чтобы начальниками штабов ВВС были опытные командиры, знающие нужды наземных войск и их требования к авиации. Очень полезно для авиационных начальников почаще бывать впереди на наблюдательных пунктах, чтобы видеть и изучать работу и тактику авиации противника непосредственно в бою. Это необходимо для выработки контрмер. Описанные в статье тактические приемы действий авиации основаны на рассказах очевидцев боев и непосредственных участников в Испании, Китае, на Халхин-Голе, наблюдавших работу германской, итальянской, испанской и японской авиации на полях боев в 1938 — 1940 гг.

Описания действий германской и итальянской авиации в войне на Западе показывают, что немцы и итальянцы применяют те же тактические приемы, которыми они пользовались в Испании, но используют более совершенные типы самолетов и вооружения.

Задачи и состав наступающей армии

Наступающая армия имеет задачу (см. схему) разгромить силы противника в полосе своих действий и выйти на фронт М, Б и Н к 12июля. Глубина, операции — до 120 км. Фронт армии — до 175 км.

Армия имеет в своем составе:

4-ю труппу (мото-механизированное соединение и общевойсковое соединение);
3-ю группу — общевойсковое соединение со средствами усиления;
2-ю группу — общевойсковое соединение;
1-ю группу — общевойсковое соединение со средствами усиления;
резерв — общевойсковое соединение и 4000 парашютистов (общевойсковое соединение обучено посадке, перевозке и выгрузке с самолетов).

Авиация:

1 соединение дальних бомбардировщиков, придано фронтом;

/36/

1 соединение ближних и пикирующих бомбардировщиков:
1 авиачасть штурмовиков;
2 соединения одноместных истребителей;
1 авиачасть двухместных истребителей;
3 разведывательные эскадрильи;
1 эскадрилья связи.

План операции армии

2 и 3 июля — авиационная подготовка наступления, с 4 июля — наступление второй и первой групп на Е и Л. при поддержке всей авиации армии.

Главный удар — с 7 июля четвертой и третьей групп на Б и Д, при поддержке всей авиации армии и фронта.

Задачи авиации

2 и 3 июля — уничтожить авиацию противника и обеспечить господство в воздухе к 4 июля; уничтожить зенитную артиллерию в районах прорыва франта.

С 4 июля — в тесном взаимодействии с войсками первой группы уничтожить живую силу и укрепления противника и обеспечить выход первой и второй трупп в районы Е и Л.

С 7 июля — совместно с четвертой группой уничтожить противника, разрушить его укрепления и обеспечить овладение районами М, А и Б.

Замысел операции предусматривает с 4 по 7 июля частным ударом при поддержке всей авиации приковать внимание противника к напра-

/37/

влению Е и Л, обеспечить полностью прорыв фронта, заставить противника оттянуть туда резервы, а с 7 июля — нанести главный удар с другого участка.

Если на фронте второй и первой групп прорыв фронта 4 июля полностью удастся и наступление с утра 5 июля продолжится успешно, то три четверти сил авиации может отдыхать, чтобы с 7 июля обеспечить наступление главных сил.

Опыт последних войн учит, что удар на второстепенном направлении на 3 — 4 суток раньше главного удара всегда отвлекает значительные силы противника с направления действий главных сил. Резервы уже находятся в движении, а часть даже ввязывается в бой. Повернуть в дальнейшем эти резервы на главное направление противнику уже не удается, и успех наступления достигается с малыми потерями.

Естественно, что разновременные действия являются вынужденными. Если налицо будут крупные средства подавления — авиация, артиллерия, танки —на всех направлениях, то лучше организовать наступление с разных направлений в одно время. Но такие случаи будут в виде исключения. Чаще невозможно будет собрать такое количество танков, артиллерии, авиации, которое могло бы полностью обеспечить прорыв сразу на всех участках.

При отсутствии авиации и недостаточном количестве артиллерии и танков такие прорывы на разных направлениях пришлось бы делать с промежутками в 10—15—20 суток, с перегруппировкой танков и артиллерии с одного направления на другое. Наличие авиации позволяет сделать это в течение 2—3 суток, часто с одних и тех же аэродромов: вначале обеспечивается прорыв фронта на одном направлении, затем — на другом.

Поэтому в нашем условном примере взяты не наиболее благоприятные условия, а достаточно тяжелые: фронт армии большой — до 175 км, с промежутками, где неудобно использовать танки, тяжелую артиллерию (болотистые участки и пересеченный район). Силы армии достаточно большие, однако и фронт очень широк.

Авиация получает перед наступлением только одну задачу — добиться господства в воздухе. Все остальные задачи, которые обычно ставятся: не допустить подхода резервов, разрушить мосты, узлы связи и т. д., не имеют такого значения для обеспечения операции, как обеспечение от налетов авиации противника. Авиация армии достаточно сильная, но все же ее не так много, чтобы разбрасывать по нескольким целями. Необходимо учитывать неизбежные потери и противодействие сильной авиации обороны противника. Если авиации поставить одну задачу, она может ее выполнить; если несколько задач, то ни одна из них решена не будет.

Кроме того, нужно учесть, что перед наступлением разрушение таких объектов, как узлы связи, мост или дорога, никакого значения иметь не будет, так как противник их успеет восстановить.

Учет сил противника

При оценке противника необходимо учитывать следующие элементы: наличие зенитных средств, прожекторов и аэростатов заграждения в войсках и в отдельных пунктах в тылу и на фронте; где, сколько расположено истребителей, штурмовиков, ближних и дальних бомбардировщиков противника, район их действий и какое количество самолетов одновременно может использовать противник; количество самолетов, готовых для ночных полетов, и количество экипажей, подготовленных для слепых полетов: количество парашютных частей.

/38/

Кроме того, необходимо учитывать вооружение и возможности самолетов противника: наличие крупнокалиберных пулеметов и самолетных пушек; вооружение огнеметами; типы пуль и снарядов, применяемых противником, особенно зажигательных, бронебойных, дымовых; типы бомб — зажигательные, бетонобойные, дымовые, осветительные, воющие (с сиренами) — и их калибры; наличие брони на истребителях, штурмовиках, бомбардировщиках и оптических приборов на разведчиках, бомбардировщиках, позволяющих вести хорошее визуальное наблюдение; наличие радиостанций, фотооборудования.

Обязательно требуется анализ качества самолетов противника: запас горючего в часах, особенно возможности истребителей непрерывно быть, в воздухе; радиус действия, скорость, потолок; запас кислорода (гак как он иногда лимитирует пребывание на больших высотах); запас огнеприпасов; маневренность самолетов; наличие самозатягивающихся при пробоине баков и приспособлений против воспламенения баков.

Наконец, необходимо учитывать тактику действий авиации противника.

Для нашего примера возьмем следующие данные:

1. Зенитные пулеметы и малокалиберная артиллерия имеются во всех пунктах расположения войск.
2. Среднекалиберная зенитная артиллерия расположена в пунктах согласно схеме.
3. Крупнокалиберная зенитная артиллерия имеется только в пунктах А и В.
4. Прожекторы и аэростаты заграждения имеются в пунктах Л и Б.
5. Количество истребителей, штурмовиков и бомбардировщиков указано на схеме.
6. Одновременно противник может использовать: дальних бомбардировщиков — 60; ближних бомбардировщиков — 90, из них 60 пикирующих; штурмовиков — 120; истребителей в восточном районе — 60, в западном — 90; разведчиков — 30.
7. Для ночных полетов оборудовано и подготовлено: дальних бомбардировщиков — 60; ближних бомбардировщиков — 30; истребителей в восточном районе — 60, в западном — 60.
8. Для слепых полетов дальних бомбардировщиков — 30; ближних бомбардировщиков — 30.
9. Количество подготовленных парашютистов — 2000.
10. Все самолеты противника имеют крупнокалиберные пулеметы, около 30 истребителей (двухместных), около 60 истребителей (пушечных), 60 штурмовиков.
11. Противник применяет все типы огнеприпасов и бомб, особенно зажигательные, дымовые, фугасные с замедлителями до 4—5 суток. Простых пуль в боекомплекте нет.
12. Истребители, штурмовики и пикирующие бомбардировщики имеют броневые закрытия сзади и с боков.
13. Разведчики имеют сильные оптические приборы наблюдения, позволяющие вести разведку с 7000 — 8000 м, и фотоаппаратуру (300 снимков).
14. Самолеты всех типов оборудованы радиостанциями.

В настоящее время известны отдельные образцы самолетов со скоростями, превышающими 600 км в час, и со значительно большим радиусом действия (для бомбардировщиков — до 2500 — 3000 км), но эти образцы пока являются опытными. Поэтому взяты только самолеты со средними данными массового производства.

/39/

Передовые аэродромы противник имеет в полосе от 20 до 40 км фронта. Основные аэродромы — в 70—80 км от фронта для легкой авиации и в 140—150 км для тяжелой авиации.

Основные тактико-технические данные самолетов противника

Типы самолетов

Запас в часах

Крей-
серская
ско-
рость

(в км/час)

Ради-
ус дей-
ствия
км)

Пото-
лок

(в м)

Бомбо-
вая нагруз-
ка

(в кг)

Количество

Сос-
тав

эки-
пажа

го-
рю-
че-
го

ки-
сло-
ро-
да

круп-
нока-
либер-
ных
пуле-
метов
пушек
Дальний бомбар-
дировщик
8 8 475 1500 9000 2000 3—4 4
Пикирующий
бомбардировщик
4 4 440 800 10000 1500 5 2
Штурмовик 8 400 1200 1500 4 2 пушки 2
Истребитель
одноместный
4 4 575 800 11000 200 4 1 1
Истребитель
двухместный
8 8 550 1200 10000 1000 4 2 2
Разведчик 8 8 440 1200 8500 200 2 2

На всех аэродромах имеются большие запасы огнеприпасов, горючего и кислорода. Заправочные средства позволяют наполнять баки всех самолетов одновременно в течение 15—20 минут. Подвеска бомб и пополнение огнеприпасов производятся одновременно для всех самолетов в течение 15 минут.

Взлет и посадка на основных аэродромах могут производиться девятками, на передовых — только тройками.

Запасных экипажей нет.

Местность, погода

Район действий — всхолмленная равнина, в большинстве открытая, с редкими перелесками и кустарником.

Населенные пункты в основном — из деревянных строений, до одной трети — каменные. Больших рек нет. Фронт противника укреплен. Глубина обороны — от 5—6 до 10—12 км.

Июль месяц. Незначительная облачность. По утрам над долинами речек — туманы, в среднем с 4 до 5 часов. Днем — ясная погода. Рассвет — в 4 часа; наступление темноты — с 21 часа. С 7 июля — полнолуние.

/40/

Тактические приемы авиации

Авиация противника применяет следующие тактические приемы.

При налетах на тыловые аэродромы и важные пункты в периоды между операциями и перед операцией. При сильной противовоздушной обороне налеты производятся сильными группами в несколько десятков самолетов под прикрытием истребителей. Чтобы измотать истребителей ПВО, бомбардировщики после перелета фронта уходят в районы, где нет истребительной авиации, и ходят там 1,5 — 2 часа, затем появляются над целью. Для подавления ПВО выделяются специальные группы, атакующие зенитную артиллерию и прожекторы (ночью).

На более глубокие объекты, прикрытые истребителями обороны (куда истребители сопровождать нападающего не могут), практикуются налеты перед наступлением темноты, чтобы заставить сесть истребителей ПВО и бомбить объект в сумерках.

Удары наносятся большим количеством самолетов сразу по многим пунктам.

В лунные ночи налеты производятся мелкими группами, следующими одна за другой; также применяется полуторачасовое "хождение" после перелета франта, чтобы заставить сесть истребителей ПВО.

Первые группы сбрасывают зажигательные бомбы с той целью, чтобы пожары служили ориентирами для остальных.

Во всех случаях заход на цель производится с тыла, чтобы курс бомбардировки совпадал с курсом возвращения. Это исключает необходимость разворотов и связанную с ними потерю скорости и высоты, которые могут быть использованы самолетами ПВО для уничтожения бомбардировщиков.

Самолеты при налетах в светлое время идут плотным развернутым фронтом, сохраняя строй под огнем зенитной артиллерии и отбивая атаки истребителей.

Если самолетов достаточно, налеты производятся волнами, следующими одна за другой через 3—5—10 минут, и продолжаются непрерывно несколько часов, чтобы не допустить тушения пожаров, восстановления линий связи и дорог. Такие налеты практикуются чаще всего на цели, расположенные в удалении от 10 до 100—150 км от линии фронта.

При отсутствии истребителей в районе цели бомбардировка производится небольшими группами, следующими одна за другой в течение нескольких часов. Это дает возможность ожесточенно, сосредоточенно и метко бомбить нужную цель и продолжительное время мешать восстановлению ее.

После бомбардировки очень часто практикуется обстрел из пулеметов, установленных внизу (на самолетах без пикирования), или обстрел с пикированием, особенно при возвращении с бомбежки.

Перед наступлением активность авиации в полосе обороны и ближайшем тылу увеличивается. На передний край обрушивается бомбардировочная авиация, на ближайшие аэродромы, дороги, узлы связи, мосты — пикирующая авиация.

Вдоль дорог самолеты ходят группами, а при отсутствии истребителей обороны — даже одиночками. Атаками даже одиночных автомобилей, особенно легковых, они стремятся прекратить всякое движение. Автомашины обстреливаются зажигательными пулями.

Низколетающие самолеты рвут провода бомбардировкой вдоль линий связи. Пункты сосредоточения проводов (узлы связи) бомбятся неоднократно в течение всего светлого времени суток.

/41/

Аэродромы атакуются несколькими способами; чтобы уничтожить материальную часть, высылаются пикирующие самолеты {бомбардировщики и истребители), которые зажигательными бомбами, пулями и фугасными бомбами обрушиваются на ангары, стоящие на поле самолеты, и районы, прилегающие к аэродрому, особенно если они закрыты (лес, кустарник). В закрытые места, где могут быть укрыты самолеты, сбрасываются зажигательные бомбы. Летное поле бомбардируется тяжелыми фугасными бомбами.

На поле боя противник в период наступления своих войск или для срыва попыток наступления на его оборону применяет длительно и сосредоточенно все виды авиации включительно до тяжелой. Основные усилия в этот период авиация направляет на живую силу и укрепления первых эшелонов.

При наступлении наземные войска противника не подходят к переднему краю обороны ближе 500—700 м. Для них выпадает так называемое сближение и накапливание для атаки.

В период подготовки параллельно с огнем артиллерии тяжелые и легкие бомбардировщики с высоты 800—1000 м бомбят фугасными, зажигательными, дымовыми бомбами крупных калибров (весом до 1000 кг) все укрепления на переднем крае и на глубину не далее артиллерийских позиций.

Артиллерия огня не прекращает, так как авиация выходит на цель, обходя высокие траектории снарядов с флангов, тем более что высота траекторий бывает большой только при стрельбе с больших дистанций. Перед атакой же противник стремится выдвигать свою артиллерию как можно ближе к переднему краю и ведет огонь с 1,5—2 км даже калибрами 200—250 мм и более. К подготовке атаки привлекаются зенитные орудия, стреляющие по амбразурам.

Артиллерийская и авиационная подготовка проводится от 2 до 4—5 часов непрерывно.

Самолеты идут волнами, одна за другой через 2—3 минуты, в течение 2—5 часов. Каждая волна в зависимости от фронта прорыва состоит из 9—18—27 и более тяжелых самолетов или 27—36 и более легких самолетов.

Если оборона имеет истребители, то бомбардировка проводится под прикрытием своих истребителей, делающих круги на высотах от 2000—3000 до ,7000—8000 м.

В назначенный час атаки наземных войск, когда танки и пехота начинают движение к переднему краю с 500—700 м, авиация и артиллерия огня не прекращают.

Артиллерия крупных калибров переносит огонь по артиллерии и укреплениям в 600—700 м от переднего края (не дальше). Артиллерия средних и мелких калибров, бомбометы, минометы продолжают огонь по переднему краю, наблюдая, пока пехота не подойдет на 200—250 м.

После этого все огневые средства переносят огонь по целям на 200—250 м глубже. При этом артиллерия, как правило, ведет огонь не методом огневого вала по площадям, а стреляет по определенным пристрелянным целям, частично дымовыми снарядами.

Авиация, не делая ни одной минуты перерыва, с момента начала движения пехоты усиливает свою деятельность. Если до начала движения пехоты артиллерийский огонь усиливался бомбардировкой переднего края тяжелой и легкой бомбардировочной авиацией, то за 3—5 минут до назначенного срока начала движения наземных войск, кроме тяжелых и легких бомбардировщиков, над полем боя появляются еще пикирующие бомбардировщики, штурмовики и истребители; они

/42/

атакуют передний край мелкими бомбами типа ручных гранат, обстреливают из пулеметов и пушек окопы, ходы сообщения, отдельные укрепления на переднем крае.

Тяжелые бомбардировщики в этот момент бомбят цели в 600 — 700 м от переднего края, где видны разрывы тяжелой артиллерии, И артиллерийские позиции обороны на глубине 1000—1500 м от переднего края.

Волны бомбардировщиков следуют попрежнему непрерывно одна за другой. Штурмовики и истребители делают несколько заходов, следя за своей пехотой, атакуют обороняющихся несколько раз и, израсходовав до 75% своих огнеприпасов, уходят на дозарядку. Вместо них появляются другие группы пикирующих бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, сменяющих их для атак противника "а поле боя совместно с пехотой.

Связь на поле боя поддерживается по радио. Цели самолетам пехота указывает по радио, стрельбой по мешающим группам противника трассирующими пулями, дымовыми снарядами и ракетами определенного цвета с заранее условленных пунктов. Артиллерия, кроме того, указывает цели самолетам путем сосредоточения огня дымовыми снарядами.

Таким образом, танки и пехота непрерывно поддерживаются всей авиацией. Авиация видит свою пехоту, следует за ней, сопровождает ее, прокладывает ей дорогу и даже иногда указывает правильное направление. Для этого штурмовики или истребители снижаются к своей пехоте на 50—100 м и направлением своего полета показывают пехоте и танкам нужное направление.

Такие последовательные вылеты волнами авиация производит в течение всего боя за передний край и в глубине обороны, пока оборона не будет прорвана на всю глубину. Ни на одну минуту наземные войска не остаются без поддержки авиации в течение всего светлого времени суток.

Известны случаи из практики действий противника, когда такая дружная, согласованная уничтожающая подготовка атаки была настолько сильна, что на переднем крае и в глубине ничего не оставалось, все было разрушено, исковеркано, обороняющиеся убиты, ранены, оглушены, деморализованы, не способны к сопротивлению. Тогда пехота наступающего садилась на автомашины-вездеходы и вместе с танками, имея над собой впереди самолеты, проходила через полосу "бывшей" обороны и быстро устремлялась вперед — в глубину. В голове колонн вслед за танками двигались на транспортерах саперы, исправлявшие дороги, устранявшие препятствия, наводившие переправы.

Как только танки, пехота или конница вырвались на простор, преодолев полосу обороны, авиация не оставляет наступающие колонны. Количество самолетов в воздухе обычно уменьшается. Колонны прикрываются истребителями, которые совершают полет на разных высотах. Но, кроме истребителей, над двигающимися колоннами, пользуясь большим запасом горючего, идут впереди штурмовики и бомбардировщики, связанные по радио со штабами передовых частей бронетанковых, моторизованных и кавалерийских колонн. Кроме того, на аэродромах сидят тяжелые и легкие бомбардировщики, штурмовики и истребители, готовые по вызову по радио появиться над колоннами и поддержать их, устранить препятствия, протолкнуть вперед.

При встрече сопротивления в глубине авиация немедленно начинает бомбить и обстреливать те силы, которые мешают продвижению. Для развертывания и подтягивания артиллерии, для выбора огневых позиций, организации наблюдательных и командных пунктов, для налаживания связи, рекогносцировок и пристрелки артиллерии потребо-

/43/

валось бы не менее 4—5 часов. Авиация выполняет все эти задачи (с вызовом ее с аэродромов) через 45—50 минут.

Авиация — мощное, подвижное, быстродействующее средство.
Нужно только уметь ее правильно, целеустремленно, массированно использовать.
Однако сколько нужно сил, чтобы в воздухе непрерывно была авиация в количестве, превосходящем авиацию противника?

Для этого, оказывается, не всегда нужно иметь количественное превосходство в авиации. Превосходства можно добиться, имея равное с противником количество самолетов, но вдвое-втрое больше бензина, бомб, огнеприпасов, летчиков, иметь как можно ближе к фронту аэродромы, хорошо налаженную аэродромную службу и отличную, крепкую связь наземных войск с авиацией, а главное — правильные взгляды на использование авиации и умное командование.

Можно, имея 100 самолетов, сделать в нужные периоды боя и операции 600—700 самолетовылетов в светлое время суток.

Для этого нужно приблизить аэродромы к фронту, имея их в 15— 20 км в исходном положении, рассредоточено, с нужными запасами огнеприпасов, горючего, с быстрорабогаюшими заправщиками в большом количестве, с нужным числом стартеров и т. д.

Нужно хорошо организовать отдых экипажей, еще лучше — иметь двойной-тройной комплект экипажей и технического состава, работающих посменно.

Нужно иметь дополнительные баки на самолетах.

Нужно так организовать аэродромную службу, чтобы обеспечить непрерывный кругооборот самолетов (взлетающих, возвращающихся к заряжающихся).

В обороне противник применяет такую тактику. Как только обороняющиеся обнаруживают накопление сил для атаки, вся авиация сосредотачивает свой удар для срыва наступления. Авиация не бомбит тылы, пути сообщения, аэродромы, а все усилия направляет по первым: эшелонам наступающих — по их пехоте, танкам и артиллерии, учитывая (вполне правильно), что в этот период успех решают первые эшелоны.

Чтобы сорвать наступление, авиация делает не короткие налеты, а атакует волнами в течение всего светлого времени, а часто и ночью. Промежутки между волнами очень небольшие — 2—3 минуты. Иногда бомбардировщики под прикрытием истребителей идут непрерывно группа за группой. Штурмовики и истребители атакуют по нескольку раз, делая заходы до израсходования 75% огнеприпасов.

Чаще всего используются осколочные, зажигательные, бронебойные бомбы, а также бронебойные и зажигательные снаряды и пули, особенно по танкам и автомашинам.

В результате таких длительных налетов, если наступающим не будет принято соответствующих мер, атака срывается ввиду необходимости все время укрываться, закапываться в землю; связь нарушается, люди изматываются.

Вторые эшелоны и резервы не атакуются, но оказываются скованными, так как не могут подойти к полю боя.

Для срыва атаки привлекаются все виды авиации, включительно до тяжелой, так как всех сил легкой авиации никогда не будет достаточно. Каждый самолет делает максимальное количество вылетов.

Такие же методы применяются и для срыва контрударов в процессе наступления в глубину.

Основа успеха действий авиации в этот период — умение сосредоточить все усилия авиации по живой силе, пренебречь наиболее при-

/44/

влекательными целями в тылу: аэродромами, крупными узлами, дорогами и т. д., потому что в такие моменты успех решают действия первых эшелонов наземных сил, а не тылы, не резервы, не вторые эшелоны.

Были случаи, когда самолеты, чтобы прижать противника к земле в период перемешивания своей и чужой пехоты, пикировали на противника и свою пехоту, но не открывали огня. Противник, видя пикирующий самолет, прекращал огонь, ждал бомб или пулеметной струи. Однако огня не было; помощь же атакующей пехоте была оказана: противник, не зная, будет или не будет открыт огонь или сброшены бомбы, все же прятался на дно окопа, прижимался к земле, а наступающий бил его в этот момент или продвигался в нужном направлении.

Такой прием нужно рекомендовать самолетным экипажам, когда они не могут определить, где свои войска и где войска противника. А в бою это будет очень часто.

Все роды войск, и особенно авиация, обязаны уяснить, что мы живем на земле (в том числе и авиация), что дело решается на земле (в том числе и для авиации), что в конечном счете занимает, удерживает, закрепляет и захватывает местность пехота, что никакой особой воздушной войны нет. Есть просто война, где все решается на земле, и пехоте обязаны помогать все всегда, в каждую минуту: самолеты, танки, артиллерия, инженерные части и войска связи.

В дни боевого затишья авиация используется для подрыва оборонной мощи противника: бомбит заводы, аэродромы, железнодорожные узлы, мосты и т. д. Но как только решено двинуть моторизованную или пешую пехоту с танками, артиллерией и другими средствами или как только противник напал на обороняющуюся пехоту, вся авиация должна быть брошена на помощь пехоте, против живой силы противника, мешающей продвижению пехоты и танков или нападающей на пехоту. Все остальные цели, какими бы важными они ни казались, должны быть отброшены. В противном случае силы авиации будут распылены.

Многие считают, что при наличии большого количества самолетов можно ставить авиации несколько задач. Но как определить, много или мало самолетов? На войне средств всегда нехватает, никогда не бывает их слишком много. Никогда не оправдываются так называемые "нормы". Поэтому при ударе по противнику нужно исходить не из каких-то норм, а использовать массированно, сосредоточенно, целеустремленно все, что имеешь, чтобы обеспечить полный успех.

При применении норм на войне всегда сталкиваются с многими неизвестными. По нормам считается, что на подавление 1 орудия в окопе необходимо, скажем, 10 бомб по 50 кг, т. е. 1 самолет. Но на войне при обнаружении орудия мы не знаем, как оно окопано, укреплено, защищено, что будет противодействовать самолету, с какой высоты можно будет бомбить орудие, какой экипаж будет бомбить, насколько он подготовлен, смел, свеж, опытен и т. д.

Не из таких расчетов нужно исходить. Если мы имеем только 1 самолет на это орудие, мы обязаны послать его; это совпадает с так называемыми "нормами". Но если у нас есть 3 самолета, то мы должны поставить эту задачу всем 3 самолетам. Тогда мы будем уверены, что успех обеспечен полностью и орудие это не выведет из строя ни одного танка, не поразит ни одного бойца.

Основы использования авиации исходят из целей и длительности войны. Если предполагают вести длительную, затяжную войну, то основные усилия авиации в периоды между операциями должны на-

/45/

правляться на основные базы страны противника: его заводы, порты, железнодорожные узлы.

Если же войну нужно закончить быстро, решительно, то при наличии у противника сильного воздушного флота и наземной армии удары по заводам, портам (при слабой поддержке авиацией наземной армии) приведут к распылению сил авиации, затянут войну, не обеспечат быстрого хода наступательных операций, не обеспечат их безусловного успеха.

Поэтому основные силы авиации должны учиться тесному взаимодействию с бронетанковыми, стрелковыми, моторизованными и конными соединениями; во время же войны авиация должна использоваться в период операций в тесном взаимодействии с .наземными войсками.

Только в периоды между операциями крупные силы авиации следует использовать для ударов по глубоко расположенным центрам, базам и аэродромам противника. При этом выбор глубоких целей должен быть подчинен идее готовящейся операции и удары по таким целям должны по существу являться подготовкой операции.

Соотношение сил

Возвратимся к нашему условному примеру. Соотношение сил авиации у наступающего и обороняющегося примем равным следующему:

Виды авиации

Количество у наступающих

Количество у обороняющихся

Дальние
бомбардировщики

150

60

Ближние
бомбардировщики

60

30

Пикирующие
бомбардировщики

100

60

Штурмовики

50

120

Истребители
одноместные
пулеметные

180

60

Истребители
одноместные
пушечные

120

60

Истребители
двухместные

50

30

Разведчики

45

30

Подготовлено

а) Для ночных
действий:

Дальних
бомбардировщиков

90

60

Ближних
бомбардировщиков

40

30

Истребителей

180

120

б) Для слепого полета:

Дальних
бомбардировщиков

60

30

Ближних
бомбардировщиков

40

30

У наступающего сосредоточено 240 зенитных орудий, у обороны — 108. Наступающий имеет 4000 парашютистов против 2000 у обороняющегося.

Выводы о соотношении сил. У наступающих количественное превосходство: в бомбардировщиках – двойное, в истребите-

/46/

лях — более чем двойное, по ночной подготовке и слепым полетам — полуторное, по парашютистам — двойное. Обороняющийся имеет более чем двойное превосходство по штурмовикам.

Качество материальной части обе стороны имеют примерно одинаковое. Наступающие имеют до 50% запасных экипажей по всем типам самолетов. Аэродромное оборудование у наступающих хуже, чем у противника; заправочных средств и стартеров меньше, чем у противника.

Передовые аэродромы с запасами подготовлены, как указано на схеме (стр. 37).

Для срыва наступления армии противник может использовать 90 легких бомбардировщиков, 120 штурмовиков и 60 истребителей для удара по передовым аэродромам и по наземным войскам, 60 тяжелых бомбардировщиков и 30 двухместных истребителей для удара по аэродромам и войскам.

Кроме того, если противник не оставит 60 истребителей для прикрытия важных пунктов А и Б, он может использовать их против передовых аэродромов и войск.

Наибольшую опасность представляют 90 легких бомбардировщиков, 120 штурмовиков и 60 истребителей, располагающихся в районах И, Ж, К. Следующий по важности объект — тяжелые бомбардировщики в Г и истребители в Б.

Парашютисты едва ли могут быть использованы для срыва наступления.

Передовые аэродромы противник может использовать только в крайнем случае.

Имея в виду, что район каждой наступающей группы имеет от 120 до 180 истребителей, противник может успешно действовать только под прикрытием не менее 120 истребителей, расположенных в 20—30 км от фронта и вынужденных уходить после боя на тыловые аэродромы в 120 км от фронта. Так как все истребители противника имеют запасные баки, то в каждый вылет они могут прикрыть действия штурмовиков и бомбардировщиков в течение 2,5—3 часов максимум. Чтобы воздействие было длительным, им необходимо будет сделать в течение светлого времени суток с 4 до 20 часов не менее 5—6 вылетов, теряя в каждый вылет некоторое количество самолетов.

Если противник пойдет на такое напряжение в первый день наступления, то на следующий день он обязан будет дать отдых части экипажей, так как не имеет ни одного запасного пилота. Если же он уменьшит количество вылетов, то на срыв наступления в первый день он надеяться не может.

При удачных действиях и малых потерях противник может задержать наступление наземных войск, но начиная со второго дня эти возможности будут крайне ограничены. Чтобы задержать движение наступающих, необходимо воздействовать авиацией по возможности непрерывно в течение всего светлого времени суток (16 часов) с перерывом не более чем 15—20 минут между налетами групп.

На заправку уходит не менее 20 минут, на взлет и сбор — не менее 10 минут, на полет к фронту— 10 минут, возвращение — 10 минут.

Для мощного налета необходимо каждый раз не менее 27 тяжелых самолетов или не менее 50 легких самолетов.

Следовательно, противник имеет возможность чередовать тяжелые самолеты двумя группами и легкие — тремя группами. Всего он может сделать за 16 часов по 4 налета каждой группой тяжелых самолетов — всего 240 самолетовылетов — и по 5 налетов каждой группой легких или около 600 самолетовылетов. Всего 840 самолетовылетов.

/47/

Такое количество налетов может задержать наступление в первый день, но со второго дня противник выдохнется и будет вынужден дать отдых не менее чем половине экипажей. Это создаст перелом в обстановке, если даже в процессе подготовки операции не будет уничтожено ни одного самолета в воздушных боях и на аэродромах.

Использование авиации перед операцией

Для уничтожения авиации противника перед началом операции наступающим могут быть использованы все бомбардировщики, штурмовики и двухместные истребители.

Из одноместных истребителей запасные баки имеют только 150 самолетов, остальные 150 истребителей могут сопровождать бомбардировщики не более 1 часа. Следовательно, одновременно можно использовать 50 двухместных истребителей на 6 часов в каждый вылет, 150 одноместных истребителей с дополнительными баками на 2 часа в каждый вылет и 150 истребителей на 1 час в каждый вылет.

Противник может одновременно поднять в воздух до 150 истребителей.

Следовательно, на первый вылет, чтобы нанести большие потери противнику, необходимо выделить не менее 300 истребителей, из которых 50 будут в воздухе 6 часов (против 30 двухместных истребителей противника), 150 истребителей могут вести бой в течение 2 часов и 100 истребителей в течение 1 часа (против 120 истребителей противника). 50 истребителей останутся в резерве.

В результате такого превосходства можно надеяться уничтожить в воздухе значительное количество истребителей противника.

Для удара по аэродромам и самолетам на земле можно использовать всего 150 дальних, 60 ближних, 100 пикирующих бомбардировщиков и 50 штурмовиков.

Бомбардировщики сбрасывают бомбы и уходят. Поэтому для длительности воздействия лучше запланировать их удары в течение 2 часов непрерывно (когда основная масса истребителей может быть в воздухе).

Расстояние до аэродромов противника — не более 150 км. Следовательно, на перелет необходимо 20 минут. Чтобы противник не мог оправиться, перерывы между налетами не должны быть более 10— 15 минут. Значит, в течение 2 часов нужно сделать не менее 10—12 налетов по 27—30 самолетов в каждой группе при условии, что каждый самолет сделает 1 вылет. Если же потребовать от каждого самолета 2 вылета и обеспечить это соответствующей организацией аэродромной службы, то можно в каждой группе иметь до 50 самолетов. Однако в период подготовки операции наступающей стороне следует сохранять силы личного состава и материальную часть. Поэтому необходимо использовать не более 50% всех сил, что позволит нанести первый сильный удар авиации противника и в то же время сохранить свои силы.

В зависимости от результатов первых налетов можно организовать повторные налеты днем или ночью.

Особенно выгодно атаковать авиацию противника немедленно после ее возвращения с налета на территорию наступающего и уничтожать самолеты на аэродроме после посадки.

Штурмовики могут сделать один вылет, действуя над аэродромами противника в течение 2 часов, сжигая ангары, самолеты, склады зажигательными бомбами, снарядами и пулями.

Если после первого двухчасового налета удалось уничтожить значительную часть истребителей противника, необходимо последующие

/48/

налеты организовать отдельными группами, сразу на все обнаруженные аэродромы, чтобы не дать авиации противника выйти из-под удара.

Если же уничтожить истребительную авиацию не удалось, то лучше для экономна сил истребителей перенести удары на ночь. Ночные налеты следует совершать на основные аэродромы небольшими группами, но в течение всей ночи, через 30—40 минут группа за группой, чтобы измотать людей и заставить садиться самолеты, вышедшие из-под удара.

Первые группы должны иметь зажигательные и осветительные бомбы. Пламя пожаров, возникающих в результате первых налетов, будет служить ориентиром для последующих груша.

Для вывода аэродромов из строя взлетные полосы следует бомбить тяжелыми фугасными бомбами с взрывателями частично мгновенного, частично замедленного действия — от нескольких секунд до 2 — 3 суток и более. Это вынудит противника оставить все аэродромы, подвергшиеся бомбежке, из опасения, что на них остались бомбы замедленного многосуточного действия.

Если в расположении противника, кроме аэродромов, есть очень важные цели (мосты, железнодорожные узлы) и количество авиации позволяет обрушиться на них, то эту задачу могут выполнить только пикирующие бомбардировщики и штурмовики. Если этих типов самолетов нет, лучше не расходовать ни самолетов, ни бомб для этих целей. При этом нужно иметь в виду, что недостаточно разрушить мост, железнодорожный перегон или узел. Чтобы воспретить движение, необходимо длительное воздействие авиации с целью не дать восстанавливать разрушенное. Поэтому через каждые 2—3 часа на такие объекты нужно налеты повторять, настойчиво и систематически. Лучше разрушить один пункт и не давать его восстанавливать, чем разрушить несколько целей и не иметь возможности мешать их восстановлению. Недостаточно мешать восстановлению только днем. Следует ночью на разрушенный объект посылать отдельные самолеты или группы через каждые 1,5—2 часа и даже чаще.

Зенитная артиллерия уничтожается отдельными налетами, в первую очередь на участках намеченного прорыва фронта, начиная от переднего края и на всю глубину обороны, если это не может демаскировать направления наступления. Если атаки на зенитную артиллерию могут дать противнику возможность определить направление ударов, то лучше эту задачу возложить на авиацию и артиллерию в период подготовки атаки.

Зенитная артиллерия должна быть уничтожена с пикирующего полета зажигательными, фугасными, осколочными бомбами и огнем пушек и пулеметов.

В зоне достижения артиллерийского огня, кроме авиации, на зенитные средства противника должна обрушиться вся артиллерия. Авиация и артиллерия должны выполнить эту задачу совместно.

В результате настойчивых, длительных по времени и целеустремленных налетов авиация наступающего перед началом операции обязана добиться полного или частичного уничтожения авиации и зенитных средств противника, разрушения управления авиацией, вывода из строя передовых и основных аэродромов, деморализация личного состава авиации и зенитной артиллерии.

Если только одна эта задача будет выполнена, то успех операции при правильном использовании авиации и в дальнейшем будет обеспечен полностью.

Работа авиации перед началом операции сравнительно легка. Цели для авиации очень крупные: аэродромы в целом, взлетные полосы,

/49/

ангары, самолеты противника, склады горючего, бомб, мосты, железнодорожные узлы. Находить такие цели легко. Бомбардировщики действуют группами. При таких налетах больше всего работы для штурманов этих групп, на обязанности которых лежит обеспечение правильности и своевременности вывода группы на цель.

Остальные самолеты являются ведомыми, хотя также обязаны тщательно готовиться к полету.

Налеты в тыл противника требуют тщательной, грамотной аэронавигационной подготовки полета. Однако не это самое трудное. Подготовки требует всякий полет. Дело в том, что боевая работа до начала операции все же сравнительно легка. Сбросить бомбы на крупный объект, обстрелять крупную цель легче, чем поразить мелкую цель и вдобавок еще найти ее, не спутать со своими войсками, следить за продвижением своих частей на земле и в соответствии с этим выбирать цели каждому самолету самостоятельно. Такая работа перед авиацией всегда возникнет в процессе проведения операции. Она наиболее сложна, трудна и требует большой предварительной подготовки с войсками, длительной тренировки каждого экипажа в отдельности и в составе групп.

Поэтому наиболее подготовленная, лучшая часть авиации должна остаться свежей, нетронутой до начала операции, где ей предстоит напряженная, сложная работа.

Использование авиации в период непосредственной подготовки прорыва или обхода флангов

Непосредственная подготовка прорыва или содействие обходу фланга противника составит для авиации более сложный этап работы.

В этот период цели будут уже более мелкие, иногда подвижные: отдельные окопы, щели, гнезда, артиллерия на позиции, командные и наблюдательные пункты, узлы связи, танки, бронемашины, легковые и грузовые автомобили, радиостанции на автомобилях и т. д. При этом большая часть этих целей будет рассредоточена, окопана, замаскирована.

Правда, уменьшается расстояние до цели. Глубину воздействия в этот период для плотности удара необходимо ограничивать ближайшим тылом от 5—6 до 10—12 км, не более, так как в противном случае авиации нехватит. От экипажей требуется точное знание линии фронта, всех ориентиров на переднем крае и в глубине обороны, условных отличительных знаков своих наземных войск, изучение всех разведывательных данных о расположении противника, знание тактики и организации его наземных войск, умение находить цели, отличать свои войска от войск противника, умение метко поражать все перечисленные цели бомбами, снарядами, пулями.

Обеспечение работы авиации над полем боя требует уничтожения зенитных средств и истребителей противника. Зенитная артиллерия почти всегда будет выявлена еще до начала операции. Она должна быть уничтожена огнем артиллерии, минометов, бомбардировкой с пикированием и обстрелом самолетных пушек и пулеметов. Эта задача ставится независимо от того, была ли уничтожена зенитная артиллерия перед началом операции, так как противник может заменить уничтоженную новой, усилить ее; наконец, часть зенитной артиллерии могла и не быть в то время выявлена.

Уничтожение истребителей, как сказано выше, производится перед началом операции и ведется систематически, ежедневно.

Если все же истребители противника проявляют активность и были подброшены свежие силы, то необходимо учесть, какое максимальное

/50/

количество их можно ожидать одновременно, и в соответствии с этим рассчитывать прикрытие истребителями.

Предположим для нашего примера, что противник подбросил свежие части истребительной авиации и в период подготовки атаки можно ожидать появления одновременно от 75 до 100 истребителей противника (все, что может он дать). Имея запасные баки, они могут быть над полем боя в течение 3—3,5 часов максимально и через 1—1,5 часа перерыва вновь появиться в таком же количестве, а при напряженной работе сделать еще 2—3 вылета. В итоге в течение первого дня операции можно ожидать, что над полем боя будет с часовыми перерывами висеть от 75 до 100 истребителей, прикрывающих бомбардировщиков и штурмовиков и мешающих авиационной и артиллерийской подготовке, а затем и прорыву оборонительной полосы.

Кроме того, учитывая тактику противника, можно ожидать, что для срыва подготовки атаки, самой атаки и прорыва противник будет пытаться бомбить и обстреливать наступающие части длительно и сосредоточенно под прикрытием своих истребителей. Для этого он может использовать (исключая потери перед операцией): дальних бомбардировщиков — 40, ближних — 20, пикирующих — 45, штурмовиков — 80. Всего 185 самолетов. Непрерывная работа его истребителей вначале ограничивается 3 часами. В эти 3 часа одновременно могут работать его 80 штурмовиков, имеющих большой запас горючего и огнеприпасов. Остальные 105 бомбардировщиков он должен будет разделить на группы, чтобы в течение 3 часов все время бомбить наступающих, хотя бы через каждые 15—20 минут.

Следовательно, противник должен сделать бомбардировщиками 9— 10 вылетов. Считая, что за 3 часа каждый самолет сможет сделать максимально 2 вылета (всего 210 самолетовылетов), можно ожидать в каждый вылет не более 2 девяток (18 бомбардировщиков).

В результате наступающие войска могут подвергаться атакам 80 штурмовиков и 18 бомбардировщиков одновременно до 30—40 раз в течение светлого времени суток.

Но при таком использовании своих сил противник на второй день операции сможет дать очень небольшое количество самолетов, а на третий — вновь повторить мощные налеты, но уже меньшим количеством самолетов, учитывая потери. С каждым вылетом, естественно, количество самолетов будет уменьшаться, если противник не сумеет подбросить свежие силы.

Такие налеты в первый день будут очень серьезными и могут замедлить или даже сорвать прорыв, если не принять против этого ряд мер.

Основные усилия должны быть направлены против истребителей противника. Если не дать им возможности появиться над полем боя, то штурмовики и бомбардировщики обороняющегося не будут атаковать наступающих, имея против себя около 300 истребителей наступающей стороны.

Не допустить работы истребителей противника можно только боем в воздухе. Удары по аэродромам истребительной авиации обороняющейся стороны могут только заставить противника базировать свою авиацию на более глубокие аэродромы. Кроме того, удар по многим аэродромам отвлечет слишком много сил авиации наступающего с поля боя. Между тем в период подготовки атаки и самой атаки центр тяжести борьбы лежит на поле боя, куда и нужно направить всю авиацию. Поэтому для уничтожения истребителей противника нужно вызвать в воздух максимум истребительной авиации, чтобы создать огромное превосходство и уничтожить противника в воздушных боях.

При наличии 300—320 истребителей (учитывая потери) необходимо против 75—100 истребителей противника поднять в воздух не менее

/51/

220—250 машин. После этого можно быть уверенным, что в первый день господство в воздухе будет на стороне наступающего, налеты противника будут иметь слабый и случайный характер, что не повлияет на ход боя и развитие операции.

Принципиальная схема плановой таблицы наступательного боя предусматривает следующую организацию взаимодействия, не зависящего от случайностей.

Время

Пехота

Танки

Артиллерия

Авиация

истреби-
тели

штурмо-
вики

пикиру-
ющие
бомбар-
диров-
щики
ближние
и дальние
бомбарди-
ровщики
С 4.00
  до 5.00
На исходном
положении в
600 — 700 м от переднего края
Проверка готовности к открытию огня Подго-
товкак вылету и вылет
в 4.40
Подго- товка к
вылету
Подго- товка к вылету Подготовка к вылету и вылет в 4.45
С 5.00
  до 8.45

-"-

-"-

Огонь всей
артиллерии
по передне-
му краю
Прикры-
тие работы
бомбар-
диров-
щиков

В 8.45 вылет для атаки переднего края вместе с тан-
ками и пехотой

Бомбардиров- ка переднего края груп-
пами по 20 самолетов через каждые30 минут
С 9.00 Наступление на передний край и борьба
в глубине
Огонь по переднему краю. Пере- носы огня по своему наблюде-
нию и требованию пехоты при подходе на 200—250 м
Прикрытие работы сво-
ей авиации. При отсутст-
вии истреби-
телей про-
тивника
атака
наземных
целей на
переднем
крае и в
глубине.

Атаки переднего края и противника в глубине, мешаю- щего продвиже- нию наземных войск. Наблюдение за своими войсками и атаки целей по их требованию и по своей инициативе. Наведение своих наземных войск на цели. Работа непрерывная группами, сменяю-
щими друг друга до наступления темноты

Бомбардиров- ка глубины обороны от 600 — 700 м до 1,5—2 км группами в 20 самолетов через каждые 15 — 20 минут до наступления темноты

Связь. 1. Непосредственное наблюдение за продвижением танков и пехоты командирами артиллерии и авиации.

2. Радио и проволочная связь, бронемашины, танки и самолеты связи.

3. Целеуказания: пехота и танки — трассирующие пули и снаряды; артиллерия — сосредоточение огня по цели и дымовые снаряды; авиация — пикирование по цели.

4. Обозначение фронта — белые полотнища.

Для непосредственной подготовки атаки (с учетом бывших потерь) в нашем примере наступающая сторона может использовать: дальних бомбардировщиков — 120, ближних — 50, пикирующих — 80, штурмовиков — 40, всего — 290 самолетов.

/52/

Продолжительность подготовки атаки установлена в 4 часа (с 5 до 9 часов) 4 июля на участке второй и первой групп, из которых первая группа сильнее.

В подготовке атаки, кроме авиации, участвуют артиллерия средних и тяжелых калибров, зенитная артиллерия, минометы и все средства пехоты.

Штабу ВВС даны указания, что авиация должна главные усилия направить на передний край и глубину обороны не далее 1,5—2 км от фронта одновременно с артиллерией и по тем же целям. При этом работа авиации не должна прекращаться, а, наоборот, усилиться и продолжаться весь день непрерывно с 9 часов, с момента начала атаки танков и пехоты.

Танки и пехота не подходят к переднему краю ближе 600—700 м в течение всей подготовки атаки — с 4 до 9 часов. Они начинают движение с 9 часов, когда разрушение переднего края уже закончено тяжелыми средствами и на него обрушиваются легкая авиация и огневые средства.

Артиллерия не прекращает стрельбы при налетах авиации, так как позиции артиллерии наступающих находятся не далее 1,5—2 км от переднего края и дальность стрельбы не превышает 4 км. Что выполнение этого требования вполне безопасно для авиации, приведем таблицу наибольшей высоты (в метрах) траектории для разных типов орудий при стрельбе на разные дистанции:

Калибры
орудий

Дистанции стрельбы (в км)

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

76-мм полевая пушка

10

49

129

265

480

830

1500

2100

_

_

76-мм горная пушка

12

58

155

285

550

1017

1541

122-мм гаубица

28

134

356

853

1121

107-мм пушка

4,3

24

64

132

237

386

587

856

1218

1715

152-мм гаубица

30

135

З74

880

1255

1615

Наивысшая точка траектории находятся не у самой цели, а в некотором расстоянии от нее. Поэтому никакой опасности для самолетов траектории снарядов артиллерии до определенных высот не представляют.

Разрывы снарядов дают осколки, летящие максимально: от снарядов 76—77-мм—до 45 м, 100—105-мм—до 65 м, 150—155-мм — до 100 м. Отдельные осколки могут поражать до 500 м, но их бывает очень мало.

Следовательно, самолеты могут свободно работать над полем боя на высотах: при стрельбе артиллерии с дистанций от 1 до 3 км — на 600—700 м, с 4 км—на 1100—1200 м, с 5 км — на 1500—1600 м, с 6—7 км — на 2 000 м, с 8 км—на 2 500—3 000 м.

Отдельные группы штурмовиков и пикирующих бомбардировщиков могут атаковать цели, по которым не ведется огонь артиллерии, на высотах до 200—250 м.

Для подготовки атаки с 5 до 8 час. 45 мин. наступающему целесообразнее использовать 170 дальних и ближних бомбардировщиков с высоты 1200—1500 м. С 8 час. 45 мин. для выполнения задач в тесном взаимодействии с танками и пехотой ввести, кроме того, 80 пикирующих бомбардировщиков и 40 штурмовиков, которые могут быть на поле боя длительное время — до 6 часов.

/53/

Аэродромы ближних бомбардировщиков находятся в 80—100 км от участка прорыва, дальних — до 150 км. Если бомбардировщикам делать налеты непрерывно в течение всего светлого времени с 5 до 20 часов, то их работа в первый день операции составит 15 часов, из них 4 часа на подготовку атаки. На взлет, сбор, выход к цели, бомбардировку, возвращение назад, посадку и зарядку горючим и бомбами потребуется не менее 1% часов. Следовательно, каждый самолет мог бы сделать до 10 вылетов в первый день операции. Однако такое напряжение слишком сильно; можно потребовать от экипажей максимально 5 вылетов. Таким образом, все самолеты могут дать 850 вылетов.

Для непрерывности воздействия с момента атаки, т. е. с 9 часов 4 июля, желательно, чтобы бомбардировщики появлялись на поле боя не реже, чем через 15—20 минут, что составит (с 9 до 20 часов) 11 часов или 33 налета. В период подготовки можно ограничиться налетами через каждые 30 минут или за 4 часа 8 налетов. Следовательно, в течение первого дня нужно сделать 41 налет примерно по 20 бомбардировщиков.

На подготовку атаки приходится 160 самолетовылетов (8 налетов по 20 бомбардировщиков). Можно произвести эти налеты двумя способами: по 1 вылету на каждый самолет, поднимая в воздух все самолеты, или разделить все силы на две смены — с 4 до 12 часов и с 12 до 20 часов. В целях лучшей организации отдыха экипажей и осмотра, исправления материальной части лучше разбить все силы на две смены и потребовать от 80 самолетов, выделенных для подготовки атаки, по 2 вылета.

Дальние бомбардировщики используются для разрушения укреплений только на переднем крае, чтобы обрушиться всей силой максимальной нагрузки тяжелых фугасных бомб с 5 до 9 часов. После 9 часов они уже не смогут работать на переднем крае и перенесут свой тяжелый удар в глубину против укреплений. Их удар дополняют ближние бомбардировщики по тем же целям.. При этом вместе с тяжелыми фугасными бомбами используются зажигательные.

Бомбить в этот период глубину обороны не имеет смысла, так как самолетов не так много и разбрасывать их не нужно; кроме того, с 9 часов, когда пойдут в наступление танки и пехота, бомбардировщикам в силу необходимости придется бомбить глубину от 600—700 м до 1,5—2 км от переднего края, и они тогда лучше выполнят свою задачу, не только разрушая, но и подавляя, прижимая противника к земле во время движения пехоты и танков. Уже этим они помогут пехоте, так как, видя самолеты в воздухе, противник будет прятаться в щелях, на дне окопов и не сможет вести огня по наступающей пехоте.

Для авиации не будет резкой грани в работе между периодом подготовки и началом атаки. Авиация обязана усилить, как уже говорилось, свои действия за 15—20 минут до начала атаки и непрерывно продолжать свои налеты, пока вся глубина обороны не будет прорвана.

Поэтому в нашем примере к 8 час. 45 мин. нужно, чтобы над полем боя появились не только новые пикирующие бомбардировщики и штурмовики, но чтобы в промежутке между 8 час. 45 мин. и 9 часами проводилась бомбардировка, был очередной (последний) налет бомбардировщиков по переднему краю тяжелыми бомбами.

С 8 час. 45 мин. танки и пехота делают последние приготовления, чтобы с 9 часов начать наступление с 600—700 м. Артиллерия продолжает вести основной огонь по переднему краю. Пикирующие бомбардировщики подходят к переднему краю, но пока не бомбят. За ними приближаются штурмовики. И те и другие должны иметь самые мелкие осколочные бомбы, зажигательные, бронебойные снаряды и пули.

/54/

Если в воздухе нет истребителей противника, то истребительная авиация используется с 9 часов для атаки наземных целей во взаимодействии с пехотой и танками.

Наступление, атака и борьба в глубине

С 9 часов танки и пехота с исходного рубежа в 600—700 м от переднего края начинают движение. Так как рубеж этот сравнительно далеко от противника, то на закрытой местности танки могут быть впереди пехоты, а пехота непосредственно за ними и в промежутках. Так будет лучше обеспечено взаимодействие.

Артиллерия, ведя наблюдение за пехотой и танками и имея с ними связь по радио, продолжает вести огонь по переднему краю, не давая оживать ни одной огневой точке противника.

Пикирующие бомбардировщики засыпают передний край мелкими бомбами, а последующими заходами непрерывно обстреливают передний край, следя за продвижением своих танков и пехоты.

Штурмовики атакуют передний край, сбрасывая мелкие бомбы, а затем в следующие заходы также обстреливают передний край противника.

Когда пехота подойдет к переднему краю на 200—250 м, артиллерия крупных и средних калибров переносит прицельный огонь в глубину на 200—250 м от переднего края, а малокалиберные огневые средства ведут огонь, пока это возможно. Этот момент был раньше самым критическим для пехоты. Она оставалась ода а, ее никто не поддерживал. Передний край противника оживал и отбивал ее атаки, особенно если танки прорывались вперед в глубину или, наоборот, отставали, задержанные препятствиями.

Теперь пехота и танки не остаются без поддержки и прикрытия. Когда все огневые средства переносят огонь в глубину, пехота имеет возможность, не останавливаясь, продолжать быстрое движение.

Пикирующие бомбардировщики и штурмовики, видя свою пехоту, метко поражают противника на переднем крае, если он открыл огонь. Даже не видя в дыму и пыли свои войска, самолеты, пикируя, но не открывая огня во избежание поражения своих войск, могут прижимать противника к земле и не давать ему возможности сопротивляться. Противник видит пикирующие самолеты и не знает, будут ли его обстреливать. Он ждет худшего и прячется. Такие непрерывные атаки авиации наступающего по переднему краю обороны помогают пехоте и танкам свободно, без больших потерь проходить передний край и глубину обороны.

Взаимодействие облегчается тем, что авиация находится все время в воздухе—с начала наступления до прорыва оборонительной полосы и при преследовании.

Для внесения изменений в план работы авиации и для вызова более сильной истребительной авиации, когда противник применит свою авиацию, на командном пункте командиров корпусов и командующего армией находятся командиры авиасоединений с 2—3 командирами штаба и радиостанциями, поддерживающими связь с аэродромами и командирами групп в воздухе. Кроме того, с аэродромами должна быть проволочная связь. На командных пунктах развертываются авиасигнальные посты и посадочные площадки с самолетами связи.

Командиры авиасоединевий обязаны видеть работу своих групп,

/55/

вносить коррективы в их работу непосредственно в воздухе (по радио) и связываясь с аэродромами.

В этот период связь наземных войск и самолетов поддерживается по радио, условными знаками и другими способами.

Самолеты, кроме радио, могут применять следующие способы:

1) пикирование на цели, которые нужно атаковать пехоте и танкам;

2) снижение и выход на направление, по которому пехоте и танкам нужно двигаться (при потере направления пехотой, что часто бывает).

Наземные войска, кроме связи по радио, могут выкладывать полотнища, обозначающие фронт, указывать авиации цели разрывами дымовых снарядов условленных цветов, сосредоточить артиллерийский огонь трассирующими снарядами и пулями по целям., которые нужно уничтожить.

С началом наступления наземных войск большое значение приобретает непрерывное нахождение авиации и воздухе. Поэтому бомбардировщики меняют метод своей работы. Если в период подготовки они появлялись над полем боя, чтобы немедленно сбросить свои бомбы на цели и уйти для следующей зарядки, то с началом наступления они обязаны, пользуясь большим запасом горючего, оставаться на поле боя как можно дольше—до прихода новой группы. Для этого они прежде всего сбрасывают не все бомбы сразу, а сериями, делая круги над. целью.

Противник при появлении самолетов будет ждать, куда будут сброшены бомбы. Обычно в период нахождения самолетов в воздухе стрельба из всех окопов и гнезд прекращается. Артиллерия также почти всегда прекращает стрельбу, ожидая бомбежки. Именно это и нужно наступающим танкам и пехоте. Поэтому бомбардировщики обязаны не только поражать противника, но и играть на его нервах, прижимать к земле возможно дольше.

Группа бомбардировщиков, подходя к целям, делает 2—3 круга, затем сбрасывает серию бомб и вновь делает 2—3 круга, опять сбрасывает серию бомб и т. д. до прихода следующей группы бомбардировщиков. После этого с высоты 1000—1200 м сменяемая группа может еще обстрелять отдельные цели из пулеметов (расположенных в нижней части фюзеляжа).

Пикирующие бомбардировщики, штурмовики и истребителя (если нет истребителей противника в воздухе) делают то же самое. При этом истребителям как дополнительному средству можно поставить очень благодарную задачу — сковать ближайший тыл противника и прекратить движение по дорогам путем нападений с пикированием на зарядные ящики, передки артиллерии, отдельные легковые командирские машины, мотоциклистов, автомашины со снарядами и патронами, радиостанции и т. д. Такая деятельность истребителей совершенно парализует связь, снабжение и движение резервов в ближайшем тылу.

Расчет на использование пикирующих бомбардировщиков и штурмовиков может быть следующим. В нашем примере наступающий имеет 80 пикирующих бомбардировщиков и 40 штурмовиков — всего 120 самолетов. Они должны будут работать максимально с 9 до 20 часов, т. е. 11 часов.

Каждая группа в состоянии непрерывно быть над полем боя не более 2 часов. Следовательно, необходимо 5—6 двухчасовых налетов. От них можно потребовать не более 2—3 таких напряженных вылетов, что дает 240 или 360 самолетовылетов. Имея в виду дальнейшую работу еще в течение 7—8 суток, лучше ограничиться 2 вылетами по 2 часа каждый. Это даст возможность распределить их работу в течение всего дня следующим образом:

/56/

Группы

Часы

9 — 11

11 — 13

13 — 15

15 — 17

17 — 19

19 — 20

Первая группа (штурмовики)

ра-
бота

отдых

ра-
бота

отдых

Вторая группа (пикирующие бомбардировщики) отдых

ра-
бота

отдых

ра-
бота

от-
дых

Третья группа (пикирующие бомбардировщики)

отдых

ра-
бота

отдых

ра-
бота

Таким образом, каждая группа будет иметь 2 часа работы и 4 часа отдыха, затем) вновь 2 часа работы.

В первую группу можно включить часть пикирующих бомбардировщиков, а во вторую — часть штурмовиков, сделав группы смешанными по составу. Но лучше этого не делать, так как в первый период атаки с войсками будет удобнее действовать штурмовикам.

Третья группа в первый день будет работать только 3 часа, и ее можно будет во второй день использовать более напряженно, дав больший отдых первой группе.

Кроме того, желательно всегда оставлять часть сил в резерве, совершенно свежими на тот случай, если потребуется усиление работы авиации по сравнению с планом (при контратаках противника, при более сильном сопротивлении, чем предполагалось).

Как правило, в первый день операции нельзя ожидать сильных контратак, так как местные резервы не будут в состоянии предпринять что-либо серьезное. Если такие контратаки противник все же попытается провести, то вся авиация обязана обрушиться на контратакующих по особому приказу или по собственному почину, если сама обнаружит контратакующие группы. Это опять-таки облегчается тем, что авиация находится в воздухе все время до наступления темноты.

Таким способом поддерживает авиация пехоту и танки в течение всего периода борьбы в глубине обороны. Как только обнаруживается новый очаг сопротивления и авиация его видит по вспышкам выстрелов или по указанию пехоты, танков и артиллерии, она обрушивается на него. Всех объектов действий нельзя, конечно, заранее предусмотреть и включить в плановую таблицу. Взаимодействие в эти периоды основывается на наблюдении за полем боя и друг за другом: со стороны авиации — за своими наземными войсками, со стороны наземных войск — за авиацией.

Раньше, если развитие боя шло успешно и вся глубина обороны оказывалась прорванной, танки двигались вперед быстрее, пехота садилась на машины, артиллерия двигалась за пехотой. Для наземных войск в этот период вновь наступал критический момент. Тайки и пехота отрывались от артиллерии и оставались без сильной огневой поддержки. Они должны были ждать подхода и новой организации артиллерийского огня или двигаться вперед, рискуя оказаться без артиллерии при контратаках противника или при противодействии противника со второй полосы обороны или отдельных очагов сопротивления.

В настоящее же время наземные войска могут двигаться вперед под прикрытием авиации, которая идет впереди и в случае сопротивле-

/57/

ния противника на новых рубежах немедленно его атакует, обеспечивает развертывание и новое наступление танков и пехоты.

Нужно ли ставить авиации в этот период, кроме сопровождения наземных войск, еще и другие задачи, т. е. бомбардировку аэродромов, железнодорожных узлов, мостов, чтобы помешать подходу возможных резервов? Если авиации очень много, тогда эти задачи ставить нужно. Но, как правило, в реальной боевой обстановке всегда средств нехватает и поэтому лучше от таких задач воздержаться.

В первый день операции успех решается на земле в полосе обороны. Опыт войн показал, что крупные резервы из глубины начинают двигаться в конце первых суток, чаще ночью. Это объясняется тем, что пока выясняют обстановку, ждут результатов боя и местных контратак в глубине обороны, пока проверяют действительность сообщаемого, пока восстанавливают нарушенную связь, передают результаты боя в высший штаб, где еще будут принимать решение, отдавать распоряжения, собирать транспорт, грузиться, — проходит около суток. Поэтому в первый день нужно всеми силами обеспечить прорыв, а ночью организовать разведку всех путей, идущих из тыла к району прорыва, и бомбить в течение всей ночи основной узел дорог в этом районе. При такой целеустремленности действий авиации, если даже узел или мост не будет разрушен, то атаки в течение всей ночи скуют движение в этом пункте и задача будет выполнена — резервы будут задержаны.

Если же поставить авиации несколько задач, то сил авиации на непрерывное воздействие в течение всей ночи по нескольким целям нехватит или же при напряженной работе экипажи будут измотаны в первые же сутки операции.

В приведенном примере ночью с 4 на 5 июля все резервы противника были направлены на юг, так как у него создалось впечатление, что там наносится главный удар. 5 и 6 июля три четверти состава авиации имели возможность отдыхать, и с 7 июля авиация обеспечила успешный прорыв главных сил (четвертой и третьей групп).

Методы использования авиации с 7 июля остаются примерно теми же (как они описаны при действиях с 4 июля) с высадкой парашютного десанта для захвата пункта Б.

Для такого использования авиации необходима соответствующая подготовка с основным упором на действия по мелким целям во взаимодействии с наземными войсками.

(28/01/2018)

[ На главную ]