fontz.jpg (12805 bytes)

 

Home ]

 

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ОТ ПРОТИВНОГО


Статья Владимира Веселова (далее – "В.В.") из сборника "
НЕПРАВДА ВИКТОРА СУВОРОВА-2",
текст комментариев выделен "
жирным").

["читание", часть 1]

Излюбленной темой критиков трудов Виктора Суворова являются его откровения по поводу качественного и количественного состава танковых войск РККА накануне войны.

Прошу обратить внимание на слова: "качественного" и "количественного" состава. Причем, дальше в статье В.В. касается практически одного "качества" и практически полностью игнорируя "количество".

С завидным постоянством возникают дискуссии на тему, являются ли танки БТ страшным оружием агрессии или это всего лишь типичные образцы легких танков предвоенного периода.

Строго говоря, здесь спутаны три термина – "оружие", "агрессия" и "типичный образец". Соответственно, разговор вполне может иметь большое различие, на какой из этих терминов больше всего обращать внимание. Если надо углубить историю "оружия", то она уже давно изложена в различных книгах, журналах, газетах и на компакт-дисках. Если требуется обсудить суть термина "агрессия", то в этом же сборнике есть намек на то, что термин "агрессия" и не такой уже и "отвратительный". Вот что говорится на стр. 120-121 в статье Олега Рубцова "В ЧЕМ СМЫСЛ ПАКТА МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА":

Ну и соответственно, Сталин и Германию не забыл. Он сперва мастерски показал, что Советскому Союзу агрессоры, конечно, не нравятся, но и те, кто потакает агрессорам, тоже не нравятся.

“Или, например, взять Германию. Уступили ей Австрию, .... Нужно признать, что это тоже очень похоже на подталкивание, на поощрение агрессора”.

Смотрите — немцы кто? Ну, агрессоры. Но без эпитетов. “Агрессор”, в общем, не так уж и обидно звучит.

Мало ли кто, почему и против кого агрессии совершает.

Или цель В.В. в статье сделать обзорное сравнение отдельных "качеств"? Тоже полезно, но в какой-то мере уже давно сделано в тех же книгах, журналах, газетах и на компакт-дисках. Что

Противники теорий В. Суворова довольно подробно осветили историю развития колесно-гусеничных танков как в СССР, так и в других странах, опубликовали выдержки из инструкций и наставлений по их использованию, но воз, как говорится, и ныне там.

О! В.В. признает, что история каких-то технических образцов уже подробно освещена. Но при этом он упоминает и какую-то проблему, выражая ее термином "воз". И в чем же она заключается?

Поклонники британского историка продолжают считать, что танки БТ предназначались исключительно для агрессии против всей Европы.

А вот и формулировка проблемы! Т.е. получается, что история развития БТ "уже давно освещена" и при этом, надо полагать, цель выпуска танков БТ никак не заключалась в "агрессии против всей Европы". Надо полагать, что это давно и подробно уже доказано. Но некие "поклонники" до сих пор не верят, а продолжают верить (ВЕРИТЬ!!!) в нечто другое!!!

А что, если признать, что в данном вопросе Владимир Богданович совершенно прав?

Т.е., что танки БТ предназначались исключительно для агрессии против всей Европы?

Я предлагаю принять на веру утверждения В. Суворова о том, что оружие бывает наступательное и оборонительное, что основным видом движения БТ было "на колесах" и так далее.

Вот тебе на! Так про что пойдет разговор? Про подготовку "агрессии против всей Европы"? Или про что-то другое? И почему надо "принимать на веру" "утверждение" В.Суворова "о том, что оружие бывает наступательное и оборонительное"? Эту тему обсуждали задолго до В.Суворова еще в те годы – в конце 20-х и в начале 30-х. В частности на международной конференции по разоружению (см. статью на сайте "О "НАСТУПАТЕЛЬНОМ" ОРУЖИИ").

.... Действуя в этом духе, эксперты комиссии договорились, в частности, оставить в стороне проблему определения "военного потенциала". После длительной дискуссии о том, стоит ли при постановке вопроса о разоружении проводить разницу между оборонительными и наступательными вооружениями, было решено, что "хотя практически было бы выгодно выдвинуть этот вопрос, однако с военно-технической точки зрения почти не представляется возможным провести разницу между вооружением с точки зрения разделения на наступательные и оборонительные, так как при современном состоянии развития техники почти все вооружения (кроме разве неподвижных крепостных сооружении, /126/ артиллерийских площадок и т. п.) могут быть использованы в наступательной войне" [АВП СССР, ф. 0415, оп. 4, п. 2, д. 5, л. 6].

Будущее, особенно события второй мировой войны, показало, что это был слишком общий вывод, неосновательность которого становится тем более заметной, если учесть, что в трудах ряда видных советских иных теоретиков тех лет вопрос о соотношении наступательных и оборонительных средств прорабатывался весьма глубоко.

В порядке отступления стоит заметить, что конец 20-х – начало 30-х годов – это время очень важного перелома в развитии средств и способов вооруженной борьбы. В первую мировую войну использование в большом количестве станковых пулеметов, артиллерии и инженерных средств, доминировавшие тогда формы и способы боевых действий привели к тому, что оборона оказалась сильнее наступления. После первой мировой войны в целом ряде стран шел активный поиск новых форм и средств обеспечения наступательных операций, преодоления сильной обороны. В результате как советская, так и зарубежная военная мысль нашла возможность преодолевать самую мощную оборону. Главную роль при этом были призваны сыграть, конечно, крупные массы танков, штурмовая и бомбардировочная авиация.

Попрошу заметить термин "крупные массы танков". Один танк – в поле не воин. И одно дело рассматривать ТТХ модели танка, и другое дело – оценивать выпущенное их количество и дислокацию.

Однако вместо того, чтобы просто повторять выводы, которые из этих положений делает В. Суворов, мы попробуем разобраться во всем самостоятельно. /345/

Похвальное решение. В науке это называется "научным интересом". Почему же В.В. не коснуться этой темы? Имеет право? Вполне.

Почему Сталин не расстрелял инженера Кошкина

Гусеницы – это только средство попасть на чужую территорию, например, на гусеницах преодолеть Польшу, а, попав на германские автострады, сбросить гусеницы и действовать на колесах.

В. Суворов. "Ледокол"

1

Сначала приведу пространную цитату, чтобы вам было понятнее, что же такое настоящий танк-агрессор.

"Основное преимущество танка БТ – скорость. Это качество было доминирующим над остальными качествами настолько, что даже вынесено в название танка – быстроходный.

БТ – это танк-агрессор. По всем своим характеристикам БТ похож на небольшого, но исключительно мобильного конного воина из несметных орд Чингисхана. Великий завоеватель мира побеждал всех своих врагов внезапным ударом колоссальных масс исключительно подвижных войск. Чингисхан уничтожал своих противников в основном не силой оружия, но стремительным маневром. Чингисхану нужны были не тяжелые неповоротливые рыцари, но орды легких, быстрых, подвижных войск, способных проходить огромные пространства, форсировать реки и выходить в глубокий тыл противника.

Вот именно такими были танки БТ. Их было произведено больше, чем ВСЕХ типов во ВСЕХ странах /346/ мира на 1 сентября 1939 года. Подвижность, скорость и запас хода БТ были куплены за счет рациональной, но очень легкой и тонкой брони. БТ можно было использовать только в агрессивной войне, только в тылах противника, только в стремительной наступательной операции, когда орды танков внезапно врывались на территорию противника и, обходя очаги сопротивления, устремлялись в глубину, где войск противника нет, но где находятся его города, мосты, заводы, аэродромы, порты, склады, командные пункты и узлы связи.

Потрясающие агрессивные характеристики танков БТ были достигнуты также за счет использования уникальной ходовой части. БТ на полевых дорогах двигался на гусеницах, но, попав на хорошие дороги, он сбрасывал тяжелые гусеницы и дальше несся вперед на колесах как гоночный автомобиль. Но хорошо известно, что скорость противоречит проходимости: или – скоростной автомобиль, который ходит только по хорошим дорогам, или – тихоходный трактор, который ходит где угодно. Эту дилемму советские маршалы решили в пользу быстроходного автомобиля: танки БТ были совершенно беспомощны на плохих дорогах советской территории. Когда Гитлер начал "операцию "Барбаросса", практически все танки БТ были брошены. Даже на гусеницах их использовать вне дорог было почти невозможно. А на колесах они не использовались НИКОГДА. Потенциал великолепных танков БТ не был реализован, но его и НЕЛЬЗЯ БЫЛО РЕАЛИЗОВАТЬ НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ". (Ледокол. Гл. 3). /347/ Теперь сделаем некоторые выводы:

1. Главное качество танка-агрессора – скорость.
2. Мощная броня танку-агрессору не нужна.
3. Танк-агрессор не предназначен для прорыва обороны противника.
4. Танк-агрессор предназначен действовать там, где противник не может оказать организованное сопротивление.

Переходим к другому танку, который Владимир Богданович тоже постоянно хвалит в своих сочинениях, к Т-34.

И это все про БТ? А где же цитаты из уже давно опубликованных текстов про БТ? Они подтверждают выводы В.Суворова? Или уже давно опровергли?

В главе одиннадцатой "Самоубийства" он даже объявляет Т-34 "лучшим танком всех времен и народов". Возможно, это некоторое преувеличение, но лучшим танком Второй мировой войны Т-34 признают многие авторитеты. Однако мы-то с вами знаем, что он оказался лучшим в той войне, которая случилась на самом деле, а в той войне, которую планировал вести Сталин, Т-34 выглядел бы обыкновенной посредственностью. Дело в том, что ЕГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ИСПОЛЬЗОВАТЬ НА АВТОСТРАДАХ ГЕРМАНИИ!

Во-первых, с последним утверждением В.В. я могу только согласиться. И добавить: не только на автострадах Германии, но и Польши, Венгрии, СССР, наконец! Точнее говоря, технически можно. Но воздействие гусениц на твердое покрытие как правило портит это самое твердое покрытие и оно становится не очень подходящим для другой БОЕВОЙ, но КОЛЕСНОЙ ТЕХНИКИ. Другими словами, если гусеничная техника должна двигаться своим ходом, то ее стараются пустить не столько по твердой дороге, сколько по параллельному пути рядом с ней. А по шоссе пускают колесную технику.

А во-вторых, почему это Т-34 в той войне, которую планировал вести Сталин, Т-34 выглядел бы обыкновенной посредственностью? С чего бы это? Это научный вывод В.В.? Или его гипотеза?

Вспомним еще раз сценарий начала войны, описанный Владимиром Богдановичем в "Ледоколе". Танки-агрессоры преодолевают на гусеницах бездорожье Польши и, оказавшись на автострадах Германии, сбрасывают гусеницы и мчатся вперед.

И все? А разве для "той" войны кроме "танков-агрессоров" больше никакого другого оружия и боевой техники не планировалось использовать? Разве самолеты не должны были летать? Разве пехота не должна была идти или ехать на чем-то? Разве артиллеристы не должны были тащить свои пушки на "горбу", на тягачах или на лошадях? В РККА кроме танка БТ было много всякой разной боевой техники и вооружения. И для каждого находилась своя задача. Так почему для танков БТ не могла найтись своя задача, а для танков Т-34 – своя?

Преодолеть бездорожье Польши Т-34 сможет, пожалуй, быстрее, чем БТ (благодаря широким гусеницам и мощному дизельному двигателю). Но вот он оказался на автостраде, и что дальше? Сбросив гусеницы, он превратится в неподвижную огневую точку, а не сбрасывая их, он сможет /348/ развить скорость всего лишь в 51,2 км/час. И эту скорость он развивает и на разбитом российском проселке, и на великолепной немецкой автостраде.

При чем здесь это? Между прочим, танки в подмосковных болотах садились по башню и через 40 лет после войны. И что? Повторяю, у каждого оружия свое боевое предназначение. С таким подходом, как у В.В., можно заставить мчатся по автостраде и истребителю. Или сбить ему шасси и превратить в неподвижную огневую точку. Это серьезный научный подход к "исследованию"? А как быть с минометами? Их разворачивать для стрельбы прямой наводкой? Или В.Суворов про такое ничего не написал? Потому фантазировать не будем? А про БТ будем? Ладно, читаем дальше.

Малолитражка ОКЛУ, которую в то время имел каждый второй немецкий фермер и каждый третий немецкий клерк, развивала скорость 90 км/час. Мотоциклетка "Цюндап", которую имел или мог иметь каждый квалифицированный немецкий рабочий, – 75 км/час. А танк Т-34 всего 51,2 км/час. Ну что это за танк, который не может угнаться за мотоциклом! Ясно, что это никак не танк-агрессор.

С моей точки зрения этот абзац – полный научный бред. Сродни стрельбы прямой наводкой из миномета. Или превращения истребителя И-16 в неподвижный ДОТ. Пофантазировать можно. Но разве что для любителя, если таковой найдется.

В оборонительных боях, которые Т-34 пришлось вести в июне 41-го, он зарекомендовал себя прекрасно. Хорошо проявил он себя и в наступательных операция, которые вела Красная Армия на протяжении всей войны. Только наступления эти были совсем не похожи на те, которые собирался, если верить В. Суворову, вести Сталин в июле 41-го.

Наступления, которые собирался вести Сталин в июле 41-го, остались нереализованные. Причем, не только "если верить В. Суворову". В этом же самом сборнике первой помещена статья профессионального историка, доктора исторических наук Михаила Ивановича Мельтюхова, который на документах убедительно показал, что товарищ Сталин в первой половине 1941 года оборону страны не готовил, а готовил именно наступление на Германию не ранее 15 июля 1941 года. И вполне должно быть понятно, что начнись те наступления, то конечно они были бы не похожи на те, которые велись в 1942, в 1943 и позже. Извините, и состав сил должен был оказаться не тот. И ситуация с резервами должна была быть не та. И вообще, вся ситуация была бы не та.

Т-34 использовался для прорыва оборонительных линий неприятеля, преследования на сравнительно небольшую глубину, встречных боев. Для удара же в спину ничего не подозревающему противнику и прорыва на стратегическую глубину он совершенно не подходит.

И это истина в последней инстанции? И такое заявляет якобы специалист в военном деле и в военной истории? Извините, а что означает "удар в спину ничего не подозревающего противника"? Про "подозрения" я мог бы посоветовать В.В. почитать книгу Б.М.Шапошникова "МОЗГ АРМИИ". И почему это Т-34 не годился для прорывов? Что значит, только "на небольшую глубину"? На сколько км? На 5-10? На 25-50? До 100? А как же "10 сталинских ударов" в 1944-м? Там на сколько км прорывались войска? А как же окружение немцев под Сталинградом? Между прочим, когда первые советские Т-34 ворвались в Калач-на-Дону, находившийся в глубоком немецком тылу, то местные немцы подумали, что это танки их учебной части, вооруженной советскими Т-34.

Так что для агрессивной, наступательной войны нужны были колесно-гусеничные танки, которых в СССР было и так больше, чем танков всех типов во всех армиях мира.

И не только. И самолеты нужны были. И артиллерия разных типов и калибров. И пехота с ручным оружием. И танки тяжелых типов. И огнеметы. И средства ПВО. И т.д.

Но никогда не следует останавливаться на достигнутом, поэтому Сталин заботился не только о модернизации армии своих БТ, но и о дальнейшем развитии идеи колесно-гусеничного танка-агрессора.

"Дальнейшее развитие" как правило выполняется ВСЕГДА. И в принципе история создания какого-то образца оружия сама по себе имеет интерес. Но тут остается одно из двух – или продолжать какой-то свой анализ, или привести длинную цитату из уже давно опубликованных текстов про историю создания. В.В. занялся вторым и весь раздел "2" посвятил краткой истории танка А-20. В чем что-либо комментировать особого смысла не нашлось.

В октябре 1937 года заводу N: 183 было выдано за- /349/ дание на разработку совершенно новой колесно-гусеничной машины. Первоначально она именовалась БТ-20, но позднее получила название А-20. Да-да, это был тот самый автострадный танк, о котором поведал нам Владимир Богданович.

 

2

Владимир Богданович не счел нужным подробно рассказать нам об этой машине, и неудивительно. Дело в том, что даже при беглом знакомстве с ее характеристиками вся "агрессивность" куда-то исчезает. А-20 имел ту же самую 45-мм пушку, что и БТ, и не намного более толстую броню. Впрочем, В. Суворов указывает:

"Основное преимущество танка БТ – скорость. Это качество было доминирующим над остальными качествами настолько, что даже вынесено в название танка – быстроходный... Подвижность, скорость и запас хода БТ были куплены за счет рациональной, но очень легкой и тонкой брони..."

(Ледокол. Гл. 3).

Так что не в броне и вооружении дело, а в скорости. Но со скоростью А-20 дело обстоит совсем плохо.

Все отечественные и зарубежные справочники дружно указывают скорость танка А-20 65 км/час как на гусеницах, так и на колесах. Как же это стыкуется с утверждением В. Суворова: "Главное назначение А-20 – на гусеницах добраться до автострад, а там, сбросив гусеницы, превратиться в короля скорости" (Ледокол. Гл. 3). Танк, выжимающий 65 км/час, на короля скорости ни- /350/ как не тянет. Да и вообще, зачем делать колесно-гусеничный танк, который на колесах передвигается с той же скоростью, что и на гусеницах?

Впрочем, это противоречие можно снять, хотя и с натяжкой. В той же третьей главе "Ледокола", говоря о танках БТ, Владимир Богданович дает такое примечание:

"Советские источники дают цифру 86 км/час, иногда даже. Объяснение простое: на советских дорогах слишком мощный двигатель рвал силовую передачу, поэтому приходилось ставить ограничители мощности. На автострадах ограничитель можно было просто снять... Лучшие западные испытания танков БТ дают скорость не 70 км/час, а 70 миль/час".

Конечно же, и на танках А-20 стоял тот же ограничитель мощности, без которого скорость его на колесах была значительно больше.

К сожалению, западных испытаний А-20 не проводилось (только восточные), поэтому точной скорости танка мы узнать не можем, придется прибегнуть к экстраполяции. Если танк БТ-7 при скорости на гусеницах 52 км/час на колесах давал {по В. Суворову) 100 км/час, стало быть, А-20, имевший скорость на гусеницах 65 км/час, на колесах мог мчаться со скоростью порядка 115 км/час.

Впрочем, скорость А-20 могла быть и еще больше, может быть, даже 130 км/час. Вот это действительно "король скорости", от него не мог бы удрать на автостраде не то что какой-то мотоцикл, но даже "Мерседес", на котором любил раскатывать Гитлер.

Но это мелочи. Владимир Богданович мог бы и сам все это рассказать, если бы решился подробно погово- /351 рить об автострадном танке А-20. А не решился он это сделать вот почему.

К маю 39-го был готов опытный образец танка, а к августу окончены его заводские испытания. Танк полностью удовлетворял требованиям военных, а кое в чем и превосходил их (первоначальное задание предусматривало установку 45-мм пушки, на окончательном же варианте могло устанавливаться 76-мм орудие). Казалось бы, А-20 тут же должен был пойти в серию, но вместо этого почему-то начался серийный выпуск Т-34.

А откуда, собственно говоря, этот Т-34 вообще взялся?

 

3

В устах кремлевских фальсификаторов (так В. Суворов называет всех не согласных с его теорией) история создания "тридцатьчетверки" выглядит так: получив задание на разработку танка А-20, конструкторский коллектив решил в инициативном порядке, параллельно разработать другую, чисто гусеничную машину.

Скажите мне, для каких доверчивых идиотов это пишется? На дворе 37-й год, все лубянские подвалы забиты ожидающими своей очереди получить пулю в затылок, "инициативными" (а проще говоря, осмелившимися иметь хоть какую-то мыслишку, на йоту отличающуюся от мнения Сталина) товарищами. И тут главный конструктор танкового завода (кстати, только что сменивший посаженного за ту самую "инициативу" А.О. Фирсова) вдруг решается самовольничать и разрабатывать машину, которая в будущей войне со- /352/ вершенно не нужна. Правда, новый танк в документах числился под индексом А-32, т.е. "заговорщики" пытались прикрыть истинную сущность машины "автострадным" названием. Но, думаю, никого это не обмануло, наверняка стукачи быстренько донесли куда следует, какой такой "автострадный" танк разрабатывает вредитель Кошкин и его шайка.

И опять цитаты из истории создания. Но уже не так точно, в более вольном изложении и совершенно не упоминая, что индекс "А" вообще-то мог означать не "автострадный", а типовой для того завода. И с чего это вывод, что такой танк в будущей войне совершенно не нужен? В какой? В 1941 году? Или в 1950-м? О чем речь? И кто был "главным конструктором"? А он "до того" не участвовал в работе по созданию чисто гусеничного танка Т-46-5 на заводе N: 185 в Ленинграде? И не получил за это орден Красной Звезды?

Но для ареста главного конструктора оборонного предприятия требовалась санкция с самого верха. Так что донесение советских патриотов пошло по цепочке наверх. Судя по тому, что никаких санкций к руководству КБ применено не было, по той же цепочке с самого верха спустилось указание: "Не трогать".

И откуда такая информация? Есть документы? А где архивно-учетные номера? Или это все полная фантазия самого В.В. "на заданную тему"?

Этот факт странен сам по себе, но еще более загадочно выглядят дальнейшие события. В августе 38-го на рассмотрение Главного военного совета РККА при Наркомате обороны поступили проекты двух танков – заказанного А-20 и "инициативного" А-32. Военный совет единодушно высказался за А-20, но Сталин предложил воплотить в металле и испытать оба варианта!

Кремлевские историки утверждают, что якобы Сталин прислушался к мнению танкистов, только что вернувшихся из Испании и утверждавших, что чисто гусеничный танк предпочтительнее колесно-гусеничного. Для войны в Испании это, может быть, и было верно, республиканская армия вела преимущественно оборонительные бои, да и автострад на Пиренейском полуострове не больше, чем в России. В такой войне действительно высокая скорость танков была не столь важна, но требовалось мощное бронирование. Но ведь Сталин, как нас старается убедить В. Суворов, готовился совсем к другой войне, агрессивной, наступа- /353/ тельной, в которой скорость танку куда нужнее, чем броня.

И что? А разве кроме танка одного типа в такой войне больше никакое оружие не нужно? Танков БТ определенного класса итак понавыпускали многие тысячи. А товарища Сталина интересовали и другие классы оружия. И самолеты-истребители, и ручное оружие, и пушки, и гаубицы, и мортиры, и тяжелые танки. Так какие еще проблемы и выгадывания выводов из пальца?

Дальше ситуация совсем запутывается. В сентябре на полигон под Москвой прибыл колесно-гусеничный танк А-20 и чисто гусеничный А-32. Комиссию по приемке возглавлял сам нарком обороны Ворошилов (как известно, никогда и ни в чем не имевший собственного, отличного от сталинского, мнения). И вот по представлению этой комиссии все работы по автострадному танку А-20 были свернуты, а чисто гусеничный А-32 было решено доработать и запустить в серию. И 31 марта 1940 года был принят на вооружение знаменитый Т-34!

Чувствуете, какая загадочная получается история? Казалось бы, все предельно ясно – готовишься к агрессивной войне, запускай в серию колесно-гусеничный танк. Готовишься к оборонительной – гусеничную машину.

И с чего бы это такие выводы? А станковые пулеметы нового типа готовить не надо? А новые системы ПВО не нужны? И зачем "запускать в серию колесно-гусеничный танк" в 1940 году, если их и так уже за 10 лет выпустили под 10 тысяч? Их-то куда девать? На переплавку?

Где-то до середины 1938 года все шло правильно, Сталин готовился к агрессии, в производстве и разработке были исключительно колесно-гусеничные танки с карбюраторными двигателями.

Надо же. И с каких это пор все историки уже признали, что Сталин "готовился к агрессии"? К какой? На какой год? И потом, как это "в производстве и разработке были исключительно колесно-гусеничные танки"? Товарищ В.В. с ума сошел? А как же такие модели, как танк Т-26? Это колесно–гусеничный? А Т-28? А Т-35?

Но вот он о чем-то задумался, и на ХПЗ тайно спускается приказ начать разработку чисто гусеничной машины (мы ведь не станем верить кремлевским фальсификаторам, что Т-34 разрабатывался "в инициативном порядке").

Почему "тайно спускается"? Откуда информация? Источник есть? Или опять придумывание товарища В.В.?

Наконец в конце 1939 года Сталин принимает окончательное решение, и Т-34 поступает на вооружение, причем в качестве основного среднего танка. Более того, несколько месяцев спустя прекращается производство последнего танка-агрессора БТ-7 и даже запчастей к нему!

Можно, конечно, предположить, что того количества БТ, которое уже имелось к началу 1940 года, вполне хватало для покорения Европы.

Наконец-то В.В. вспомнил про такую "мелочь", как "количество"!

Но поверить в то, /354/ что наши танки могли пройти всю Польшу, Германию, Бельгию и Францию без ремонта, никак невозможно. А как производить ремонт, если запчастей нет?

"Сильный" вопрос. Действительно, как? Но реально задаваться таким вопросом может только человек, очень далекий от техники. Поэтому здесь имеет смысл напомнить, что "запчасти", выпущенные с конвейера, сразу же НЕ ставятся на ту технику, для которой рассчитаны. Они идут на склады. И если учесть, что запчасти должны были выпускаться и в предыдущие годы, то еще вопрос, сколько складов были забиты разными запчастями. И на сколько лет их бы хватило. Причем, если войны не было бы, а танки БТ постепенно заменялись бы какими-то другими, то и запчасти уже не нужны – все равно снимаемые танки отправлялись бы на переплавку. А если бы началась война, то для тех танков, которые были бы подбиты, запчасти тоже особо могли не потребоваться.

Стало быть, задача доехать на колесах до берегов Атлантического океана с танков БТ была явно снята.

А это еще очень большой вопрос!
В связи со всем вышесказанным.

 

Чем "Клим Ворошилов" лучше
"Сергея Мироновича Кирова"?

Некоторые типы советских танков имели названия в честь коммунистических лидеров: КВ – Клим Ворошилов, ИС – Иосиф Сталин.

В. Суворов. "Ледокол"

 

1

Красой и гордостью Красной Армии в 30-е годы были танки Т-35. Громадные пятидесятитонные монстры, вооруженные тремя пушками и пятью, а то и семью пулеметами, в обязательном порядке принимали участие во всех парадах. Неторопливо проползая по Красной площади, они внушали советскому народу уверенность в надежности обороны страны. Но мы-то с вами знаем, что Сталин готовился не к обороне, а к агрессии, стало быть, танк Т-35 должен был быть чисто наступательным оружием.

Тоже еще вопрос! Что относить к "наступательному" оружию, а что к "оборонительному". Точнее говоря, в каких сочетаниях "качества" и "количества". Этих градаций В.В. не касается. Захотел он отнести танк Т-35 к наступательному, вот и так и отнес. А как там чего к чему – дело десятое.

Тут вроде бы получается неувязка. Германия, тоже готовившая агрессию (не против СССР, упаси боже, против Запада), тяжелых танков не имела. А вот исключительно миролюбивая Франция, только и мечтавшая как-нибудь отсидеться за своей линией Мажино, в 34-м году запустила в серию тяжелый танк В1. Велись рабо- /355/ ты по созданию тяжелых танков и в Англии, но по недостатку финансирования в серию они пошли уже во время войны. Так что же, тяжелый танк – оружие оборонительное?

Опять никаких различий между "качеством" и "количеством"! 10 танков БТ или 10000 танков БТ – это все равно? Но не интересует такой подход В.В., его волнует только "качество" конкретной модели. И только в его рамках он пытается обсудить самим же выдуманные вопросы, как следующий:

Чтобы остаться в рамках теории В. Суворова, нужно доказать, что западные тяжелые танки были оборонительными, советские наступательными.

А с какой точки зрения? Качества (т.е. ТТХ)? А количества выпущенных тех танков вспоминать не надо?

Ну что же, для исследователя, вооруженного революционным методом Владимира Богдановича, ничего невозможного нет. Давайте будем считать, что "оборонительность" или "наступательность" тяжелого танка зависит от количества башен.

О! Вот наконец-то и "количество"! Но чего? Всех выпущенных танков? Оказывается, вовсе нет. "Количества" ... "башен"! Причем, это не какое-то общепринятое мнение, а предположение самого В.В. "Давайте будем считать..." А если "не будем"? Тогда как?

Возьмем, для примера, французский В 1. Он имел всего одну башню с 47-мм пушкой. Кроме того, в корпусе справа устанавливалось 75-мм орудие, имевшее весьма ограниченный сектор обстрела. Понятно, что это чисто оборонительный танк. Он должен был служить своего рода подвижной огневой точкой, которую можно было оперативно перебросить на угрожаемый участок. 75-мм пушка, наводить в цель которую приходилось разворотом корпуса танка, предназначалась для стрельбы по неподвижным целям или шрапнелью по наступающей пехоте, 47-мм орудие в башне могло поражать вражеские танки или оперативно расстреливать выдвигающиеся на прямую наводку противотанковые средства противника.

И сколько этих танков было? Один? А штук 10 сразу пустить в атаку их нельзя было? А штук 20? Не?

Теперь посмотрим на наш Т-35. Собственно, достаточно на него именно посмотреть, в прямом смысле этого слова, – утыканный со всех сторон пушками и пулеметами, он даже вид имеет какой-то ужасно агрессивный. Понятно, что использоваться он мог только для наступления. Орудие в главной башне (главный калибр, так сказать) предназначено для разрушения /356/ оборонительных сооружений противника. Пока 76-мм пушка занимается этим, 45-мм орудия в малых башнях ведут борьбу с противотанковой артиллерией и танками. Ну а пулеметы в башнях и корпусе уничтожают живую силу. Характерно, что вооружение Т-35 располагалось так, чтобы обеспечить круговой обстрел, т.е. танк мог сражаться, когда противник был со всех сторон. Понятно, что такая ситуация может быть только в наступлении, когда танк, прорвав первую линию обороны, оказывается перед второй, а следующая за ним пехота и легкие танки еще не успели зачистить оставшиеся за кормой Т-35 окопы.

 

2

Предвижу, что знатоки танкостроения примутся высмеивать эту мою теорию, доказывать, что в наступлении Т-35 использовать было проблематично. Чтобы избежать ненужной дискуссии, приведу другую теорию, оспорить которую невозможно.

А сколько всего было выпущено тех Т-35? И на какую войну их могло бы хватить? На какой длины линию фронта? Обсуждать не будем? Вместо этого В.В. предлагает пару вариантов а-ля В.Суворов "войны, которой не было".

Представьте себе мирный немецкий городок где-нибудь в Саксонии или Тюрингии. Жители поутру собираются на базарной площади, чтобы обсудить последние вести с Восточного фронта, где доблестный вермахт вот уже третий день ведет тяжелые бои с коварно напавшими на Германию красными. И вдруг по автостраде, пересекающей городок с востока на запад, в город на страшной скорости врываются какие-то непонятные машины. Некоторые из них проносятся дальше на запад без остановок, другие ненадолго сворачивают к бензозаправочной станции.

Жители, конечно, разбегаются по домам и там принимаются тупо соображать, что же это было? Раз- /357/ глядеть подробно проскочившие на стокилометровой скорости машины никто не успел, кое-кто только заметил, что у них много колес и то ли пушка, то ли пулемет в башне. Бургомистр пытается дозвониться до какого-нибудь начальства, чтобы получить указания, но связь не работает. Собирается экстренное заседание магистрата, на котором стоит один вопрос: что же это было? Кто-то из молодых высказывает предположение, а не русские ли это танки? Но старые и опытные члены магистрата, среди которых есть ветераны, бывшие при Камбре, поднимают его на смех и рассказывают, как должны выглядеть настоящие танки, какой ужас они вызывают одним своим видом.

К вечеру магистрат приходит к мнению, что это были русские броневики, случайно прорвавшиеся через линию фронта, тут же сомкнувшуюся за ними (если бы было иначе, за броневиками обязательно следовала бы пехота). Конечно же, где-то там дальше их встретили регулярные части и давно уничтожили. Может, только несколько машин уцелело и, возможно, попробует прорваться обратно к своим через городок. Значит, нужно соорудить на автобане несколько баррикад, собрать городское ополчение, вооружить его и т.д.

Но тут на восточной окраине раздаются страшный лязг и грохот – это в городок вступает колонна из трех Т-35. Жуткие махины, поводя по сторонам дулами орудий и пулеметов, не спеша проползают по главной улице. В домах трясется мебель, звенят стекла, с каминов и горок летят на пол фарфоровые пастухи и пастушки, а бюргерские души уходят в пятки. Бургомистр тут же /358/ прекращает всякие разговоры о баррикадах и сопротивлении, достает из шкафа ключ от города и торопится на площадь, где его уже поджидает русский майор, назначенный комендантом города.

 

3

Т-35 прекрасно подходил для обеих своих функций (особенно для второй), но он был создан еще в начале 30-х годов, так что к началу войны несколько устарел. В конце 1938-го двум ленинградским заводам было выдано задание на разработку тяжелых многобашенных танков. Кировский завод разрабатывал танк СМК ("Сергей Миронович Киров"), а Ленинградский завод опытного машиностроения имени Кирова танк Т-100. Танки проектировались под карбюраторный двигатель АМ-34 (как и положено наступательному танку) и должны были иметь три башни, одну с 76-мм пушкой, две с 45-мм.

Не совсем понятно, что "положено"? "Карбюраторный двигатель" "наступательному танку"? Кто это сказал? В.В.? С чего бы это? Карбюраторный двигатель при той же мощности, меньше и легче дизеля. А вот у дизеля нет ограничения по диаметру поршня, а у карбюраторного есть. Потому мощные корабельные моторы делают именно дизелями, а не карбюраторными. И не потому тогда не ставили дизель на танки, что не хотели, а еще вопрос, были ли в готовности эти самые танковые дизели. Но уважаемый В.В. эту тему не уточняет.

Это вполне понятно, на Т-35 пулеметные башенки, размещенные рядом с малыми орудийными, не позволяли последним вести огонь на оба борта, поэтому от них и отказались. Непонятно другое, в процессе разработки оба танка лишились кормовой орудийной башни! Причем произошло это удивительно синхронно, где-то в декабре 38-го (я прямо-таки вижу, как чья- то рука с трубкой снимает с макетов танков одну башню). Кремлевские фальсификаторы нагло утверждают, что это было сделано с целью усиления брони при сохранении весовых характеристик. Поверить им мы никак не можем, в трехбашенном варианте эти танки имели бы броню в 50 – 60 мм, которую не могла пробить ни одна противотанковая пушка потенциальных противников. /359/

Но если принять любую из моих теорий о предназначении танков Т-35, все становится ясно.

Какое самомнение, однако! Типа: Я СКАЗАЛ!!!

Если предположить, что круговой обстрел малых орудийных и пулеметных башен нужен был этому танку для действия против оставшейся за кормой живой силы противника, удаление кормовой башни означает, что новые тяжелые танки не предназначались для прорыва обороны.

А если выкатить батарею гаубиц и во время танковой атаки вести артсопровождение осколочными фугасами? Зачем тогда танку лишние задние башни?

Ну а если считать, что большое количество пушек и пулеметов предназначалось для наведения ужаса на мирное население, уменьшение количества орудийных башен означает, что и эту задачу с тяжелых танков сняли.

Какое еще "мирное население" при прорыве передовой линии фронта? С ума сошел В.В.? Или это в глубоком тылу? Там мирное население и так будет в ужасе. От одного вида солдат в чужой форме.

Впрочем, дальше история тяжелых танков становится еще более загадочной. По словам кремлевских историков, якобы группа дипломников Военной академии механизации и моторизации имени Сталина, проходившая практику на Кировском заводе, по собственной инициативе разработала на базе танка СМК однобашенный танк КВ ("Клим Ворошилов") с дизельным двигателем!

Наглость этих фальсификаторов просто беспредельна! Получается, что лучший средний танк Второй мировой Т-34 разрабатывался чуть ли не в подполье, а один из лучших тяжелых был и вовсе дипломным проектом никому не ведомых слушателей академии.

И это чистая правда? А вот что я нашел на CD-диске по бронетехнике и артиллерии:

Тяжелые танки КВ "Клим Ворошилов"

.... История создания этого интересного танка необычна и заслуживает внимания. Он был спроектирован и изготовлен в сентябре 1939 г. в инициативном порядке на конкурсной основе на Ленинградском Кировском заводе под руководством известного строителя тяжелых танков в предвоенные и последующие годы военного инженера Ж.Я.Котина. Ведущим конструктором танка был молодой инженер Н.Л. Духов, ставший в военное время тоже известным конструктором тяжелых танков, а в последствии член-корреспондентом АН СССР, трижды Героем Социалистического Труда.

Основанием для проектирования нового танка, получившего название KB ("Клим Ворошилов"), было предложение И.В.Сталина проработать возможность создания тяжелого однобашенного танка с более мощным бронированием, чем у танков СМК и Т-100. Это предложение было получено Ж.Я.Котиным в декабре 1938 г. в Кремле во время отчета перед Главным Военным Советом ленинградских танкостроителей о проделанной работе по проектированию танков СМК и Т-100. Для такого предложения были веские основания.

При этом сокращались габаритные размеры по длине и высоте танка, значительно уменьшалась площадь поверхности его бронирования, которую нужно было защитить более толстой броней (в пределах, отведенных заданием на общую массу танка).

Впрочем, дальше они врут еще более беспардонно, – в августе 39-го этот "дипломный проект" был выполнен в металле и был показан представителям правительства на подмосковном полигоне в Кубинке, а в декабре того же года принят на вооружение!

Опытный образец танка KB был изготовлен 1 сентября 1939 г., а 25 сентября его показали правительству в Москве. 10 ноября этот танк пошел на заводско-полигонные испытания по программе испытаний танков СМК и Т-100. Испытания опытного образца KB показали, что по максимальной скорости движения и показателями профильной проходимости он практически не отличался от танков СМК и Т-100, а опорная проходимость у него была лучше. Он имел меньшую на 3- 4 чел. численность экипажа и значительно меньшие габаритные размеры, что позволяло ему лучше вписываться в складки местности, маскироваться. Испытаний в полном объеме танк не прошел, так как было принято решение направить опытные образцы танков СМК, Т-100 и KB на Северо-Западный фронт, для участия в боевых действиях по прорыву "линии Маннергейма".

.....

Впервые в бой танки СМК, Т-100 и КВ вступили 17 декабря 1939 г. в районе Бобошино, недалеко от железнодорожной станции Кирилловское. За действиями этих танков наблюдали командующий Северо-западным фронтом командарм 1-го ранга С.К.Тимошенко, командующий войсками Ленинградского военного округа командарм 2-го ранга К.А.Мерецков и секретарь Ленинградского обкома ВКП(б), член Военного совета фронта А.А.Жданов.

Танк KB действовал в бою значительно лучше танка СМК, подорвавшегося на замаскированном фугасе, и Т-100. Он уверенно двигался по территории противника по курсу, указанному по радио, ведя огонь из орудия по обнаруженным целям, а на обратном пути вывел на буксире в расположение своих войск подбитый средний танк Т-28. После боя, при осмотре танка, его экипаж насчитал следы от 43 попаданий снарядов в корпус и башню. У танка был прострелен насквозь ствол пушки, повреждены несколько траков, пробит опорный каток, сорван запасной топливный бак, помяты надгусеничные полки ... Но броню KB пушки противника пробить не смогли. Простреленный ствол был заменен новым.

Через два дня после боя – 19 декабря - решением правительства тяжелый танк KB был принят на вооружение Красной Армии. После этого о спаренной 45-мм пушке не вспоминали. Так и остался опытный танк KB однопушечным, а вместе с ним и 4770 серийных образцов KB с модификациями, составивших эпоху в советском тяжелом танкостроении в годы Великой Отечественной войны.

Даже если поверить в то, что сам проект был создан этими дипломниками (в дипломных проектах многое /360/ допускается), то уж никак нельзя поверить, что директор завода решился тратить драгоценный металл и расходовать не менее драгоценное рабочее время на воплощение бредовых идей каких-то там слушателей. А если бы и решился, то не потащил бы свое преступное творение на подмосковный полигон.

И долго будем высасывать из пальца "секретную правду"?

Ну и, наконец, совершенно непонятна реакция руководства страны (точнее, Сталина) – вместо того, чтобы снять голову со всех виновных, он дает распоряжение принять КВ на вооружение.

Если сам же и поставил задачу, то что ж удивительного?

С первого взгляда видно, что КВ – это чисто оборонительное оружие.

Главное – кинуть вывод, а правильный он или нет, дело десятое.

Я не буду это доказывать, просто приведу цитату из В. Суворова:

"...В июне 1941 года в Литве, в районе города Рассеняй, один советский КВ в течение суток сдерживал наступление 4-й германской танковой группы. Танковая группа – это четверть всех германских танковых войск. Один советский танк против германской танковой армии. Неизвестный старший сержант против генерал-полковника Гепнера".

(Последняя республика. Гл. 19).

Есть какие-то сомнения в том, что КВ чисто оборонительное оружие?

А что, остальная РККА в то время наступала? Один КВ-1 оборонялся?

Хорошо, приведу пример того, как могли бы действовать КВ в наступлении:

"...3-я и 8-я советские армии полностью уничтожены, а их тяжелые танки КВ истреблены германскими зенитными пушками".

(Ледокол. Гл. 33). /361/

Извините, а танки ИС-2 в 1944 и в 1945 по европейским дорогам не наступали? Нет? Катились в тылу у наступавших? Ну и что, что они несли потери в наступлении? Извините, в наступлении потери – явление обычное.

Очевидно, речь тут идет о знаменитой немецкой 88-мм зенитке, потому как более мелкие броню КВ пробить не могли. Но эта зенитка – штука громоздкая и малоподвижная. Так что применять ее можно только в обороне. Желающих в этом убедиться отсылаю к любой книге, описывающей действия Роммеля в Африке. Именно он первым применил 88-мм зенитные орудия для отражения атак сильно бронированных английских танков. В наступлении же зенитки не могли двигаться за танками с более-менее приемлемой скоростью. Этим и объясняется тот факт, что наш КВ смог противостоять в течение суток всей немецкой танковой группе, – чтобы подвести и установить на подходящей позиции 88-мм зенитку, времени нужно немало.

Чтобы подвезти и установит на огневой позиции любую буксируемую пушку, требуется определенное время. И еще вопрос, что там помешало вовремя подвезти ту зенитку. А если немецкое командование понадеялось, что серьезного сопротивления русских не будет? И потому спешить с доставкой зенитки нет смысла? Тогда как?

Так что у немцев летом 1941 года было оружие, способное противостоять наступающим КВ, но не способное с ними расправиться, когда они обороняются. Ясно, что КВ – чисто оборонительное оружие.

Как бы помягче выразиться про такой вывод? (Чтобы не обидеть его Автора?) Короче, блажен, кто верует. С таким подходом и ИС-2 – оборонительное оружие, и ИСУ-152, и СУ-100, и Т-72, и Т-80 т.д. И как только могла РККА наступать в войне, имея одно только оборонительное оружие? КАК?
Непонятно! (По "теории" В.В.) А если та теория глупая? Но не будем пока определяться.

 

4

Однако на этом загадки не кончаются, сразу же после принятия на вооружение КВ начались работы над еще более тяжелым КВ-2, вооруженным 152-мм гаубицей. По версии кремлевских фальсификаторов, эти танки были предназначены для прорыва долговременных укреплений противника. Но вот что интересно, в феврале 1940 года несколько КВ-2 были направлены на Карельский перешеек, где как раз шел прорыв линии Маннергейма, однако успехи их были весьма скромны. Один из танков действительно уча- /362/ ствовал в прорыве на второстепенном направлении, где разрушил гранитные противотанковые надолбы и расстрелял в упор парочку пулеметных ДОТов. На главном же направлении обошлись без этих мастодонтов. Тем не менее танк КВ-2 был принят на вооружение.

И в чем же их "мастодонтство"? Ходовая часть была той же. Башня несколько поболее. Ну и что?

Вообще-то, создавать танк специально для разрушения долговременных оборонительных сооружений нет смысла. Ведь эти сооружения называются долговременными не только потому, что обороняться могут долго (кстати, далеко не всегда), а и потому, что строить их нужно долго (а вот это всегда). Кроме того, сооружения эти не могут маневрировать, они всегда остаются там, где их построили. Следовательно, противник, решивший штурмовать долговременную оборонительную линию, как минимум знает, где она проходит. А как максимум знает, и из каких сооружений состоит. Так зачем же тут нужен специальный танк? Даже если прежде чем выйти к полосе обороны, приходится преодолевать бездорожье, проще создать для этого небронированные или легкобронированные самоходные орудия. Им ведь необязательно стрелять по ДОТам и ДЗОТам прямой наводкой.

Такими самоходками были знаменитые немецкие мортиры "Карл" калибром аж в 600 мм. Немцы собирались преодолевать линию Мажино (а может, и линию Сталина), вот и создали специальное оружие для ее прорыва. В Советском Союзе же ничего такого создано не было.

И здесь видно, что В.В. (мягко говоря) плохо разбирается в технологии боевой работы, в данном случае, артиллерии. А там правило простое – чем крупнее калибр, тем тяжелее боеприпасы. Тем медленнее заряжание. Тем дальше отлетает ствол при откате. А если сделать противооткатные механизмы мощнее, то размер они будут иметь посерьезнее "мастодонта" КВ-2. В конечном итоге эффективность боевого применения огромных калибров сомнительна. Более эффективны калибры поменьше. Поэтому наибольшее распространение получили калибры 122-152 мм (например, гаубицы М-30 и Д-1 образца 1938 года). Но в РККА была и 203-мм гаубица Б-4 на гусеничном ходу образца 1931 года. Дальность стрельбы – 18 км. Масса бетонобойного снаряда – 146 кг.

Ну, ладно, попробуем поверить, что КВ-2 предназначался для прорыва долговременных укреплений. Это /363/....

И на этом желание читать эту статью В.В. лично у меня иссякло. Надоело натыкаться на бесконечное вранье, неточности и не относящиеся к делу личные фантазии Автора. Он считает, что он во всем прав? Да сколько угодно! Мечтать не вредно!

23/05/2008

Home ]