fontz.jpg (12805 bytes)

 

На главную ]

 

"ЛЕБЕДЬ, РАК И ЩУКА"
(О сборнике
"НЕПРАВДА ВИКТОРА СУВОРОВА-2")

titnprd2.jpg

"Гуляя" в Интернете я наткнулся на старенький сайт, посвященный подготовке празднования 60-летия Победы (т.е. к 2005 году) - http://www.pobeda-60.ru/main.php?trid=4463

На нем были размещены материалы "Круглого стола" "Четыре года за четыре урока. Великая Отечественная война в школе)".

"Стол" проходил в рамках работы секции преподавателей общественных дисциплин Всероссийского Августовского Интернет-педсовета, и к обсуждению на нем были предложены три вопроса:

1. Опыт урочной и внеурочной деятельности. Новые инструменты и методики.
2. Надо ли говорить детям правду о войне?
3. Отношение общества к проблеме преподавания истории Великой Отечественной войны в школе.

В работе Круглого стола приняли участие учители, методисты, научные и музейные работники, авторы мультимедийных и интернет-проектов.

Из выступлений участников:

Александр Падерин (полковник, Институт военной истории МО РФ):

Патриотизм – действенный фактор государственного развития России и он формируется на исторической памяти детей в первую очередь. ... Все мы свидетели того, что слово патриотизм чуть было, не приобрело негативного оттенка… Думаю, что наше общество ожидает, что учителя вложат в школьников не только знания, но и чувства – прежде всего патриотизма.

Состояние школьного и вузовского исторического и обществоведческого образования таково, что не позволяет говорить о целостной системе знаний о прошлом. Оно не обеспечивает преемственности поколений, не способствуют формированию патриотического сознания молодежи…

История государства Российского это, прежде всего – героико-патриотическая эпопея ратной славы наших предков…

Особое место занимает Великая Отечественная война, завершившаяся победой Советского народа и его Вооруженных Сил.

.... В некоторых учебниках не рассказывается о Брестской крепости, о подвиге панфиловцев, из славной плеяды военачальников упоминается лишь Г.К. Жуков. Внимание акцентируется на просчетах и промахах, а это порождает исторический пессимизм и нигилизм. Полное и объективное освещение истории войны нужно не только для любознательности, но и для ответа на вопросы общества: кто мы такие, ради чего и за что воевали, почему победили, какова цена Победы, в чем основы и суть патриотизма. Это имеет отношение к исторической безопасности нашего общество и государства. ....

Институт военной истории является головной организацией в области военной истории, и он мог бы взяться, по согласованию с Министерством образования, не только за проведение научных экспертиз рукописей учебников, но и за разработку самих учебников по военной истории Росси. ....

Александр Драхлер:

– Резюмирую позицию Александра Александровича Падерина и Института военной истории: преподавание истории Великой Отечественной войны в школе – составная часть героико-патриотического воспитания, нынешние учебники к этому не пригодны, контроль за учебниками должен быть передан в Институт военной истории.

Наталья Лосева ("РИА НОВОСТИ"):

– Александр Александрович, мне бы хотелось принципиально развести вопросы отношения четвертого послевоенного поколения к Великой Отечественной войне с пропагандой служить в нынешней армии…

Что касается проблемы преподавания и интерпретации войны в школе, то мне кажется, что дети достаточно зрелые и при достаточном количестве информации могут формировать свою точку зрения самостоятельно. Главная миссия, и старшего поколения, и школы, и общества – заинтересовать ребенка проблемой, и дать возможность выбрать ту интерпретацию, до которой он дозрел…

Есть пропагандистская конкуренция между, условно говоря, голливудской трактовкой войны и отечественной. И мне кажется, что Голливуду гораздо успешнее удается заинтересовать молодое поколение. При этом, может, подменяются некоторые интерпретации. Надо конкурировать, наверно…

Николай Якуба (заместитель директора Центрального музея Великой Отечественной войны

… На Западе издается много комиксов для детей на историческую тематику. У нас подобное почему-то не практикуется… Появилась замечательная отечественная компьютерная игра "Ил-2. Штурмовик"… Но должна быть государственная политика, чтобы все это развивалось. ...

Елена Беленькая (шк. 463):

Правду говорить надо. Но для этого детей надо хорошо подготовить, иначе этой правдой можно напугать и от темы отвратить…

Ирина Николаевна Белозерова (методист ОМУ)

А что такое правда о войне? Знаем ли мы ее? Никто не оспаривает, что надо говорить правду, только эту правду нужно знать. ....

=======================

Читал я это обсуждение и диву давался.

..."Надо ли говорить ПРАВДУ о войне?"...
..."А знаем ли мы ее?"...
..."Есть проблемы?"...

Извините, какие проблемы? Ведь уже прошло свыше 60 лет! Издана масса литературы. Создана масса фильмов. Есть масса музеев. И до сих пор мы не знаем ПРАВДЫ?

Как это?

Вот и в аннотации к сборнику "НЕПРАВДА ВИКТОРА СУВОРОВА-2" говорится:

=============

Споры вокруг скандальных книг Виктора Суворова не стихают уже больше 15 лет.

"Резунисты" твердят, что их кумир во всем прав, что СССР летом 1941 года действительно собирался напасть на Европу, а Гитлер всего лишь нанес "превентивный удар", опередив Сталина на считанные дни.

Критики ловят Суворова на многочисленных подтасовках и прямой лжи, доказывая, что в его книгах не найти ни единого факта, который бы он не исказил, чтобы представить в нужном ему свете.

Ковался ли в СССР фашистский меч? Зачем Сталин заключил пакт с Гитлером? Что произошло бы, откажись он от этого договора? Когда и почему Гитлер решил напасть на Советский Союз? Являются ли книги Виктора Суворова "историческим источником", как утверждает он сам и его поклонники, или замаскированной антироссийской пропагандой?

На все эти вопросы отвечают авторы сборника.

====================

Опять и опять "отвечают"?
В очередной раз?
А предыдущие "ответы" "отвечали" как-то не так?
Конечно, можно заметить, что тема очень обширная.
Конечно, без сомнений.
И вот тут вполне может возникнуть проблема согласования отдельных "подтем", терминов и фактов.
Справились ли с этой проблемой авторы очередного "разоблачительного" сборника?

============================

Для начала хотелось бы обратиться к цитатам из статьи В.Веселова "ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ОТ ПРОТИВНОГО".

В ней, как я понял, ее автор доказывает простую мысль:

не был товарищ Сталин каким-то АГРЕССОРОМ, ни на кого он в 1941 году нападать не собирался, а если и готовился к чему-то, то только К ОБОРОНЕ:

...В оборонительных боях, которые Т-34 пришлось вести в июне 41-го, он зарекомендовал себя прекрасно. Хорошо проявил он себя и в наступательных операциях, которые вела Красная Армия на протяжении всей войны. Только наступления эти были совсем не похожи на те, которые собирался, если верить В.Суворову, вести Сталин в июле 41-го. Т-34 использовался для прорыва оборонительных линий неприятеля, преследования на сравнительно небольшую глубину, встречных боев. Для удара же в спину ничего не подозревающему противнику и прорыва на стратегическую глубину он совершенно не подходит.

Так что для агрессивной, наступательной войны нужны были колесно-гусеничные танки, которых в СССР было и так больше, чем танков всех типов во всех армиях мира. (с. 349).

... И вот по представлению ... этой комиссии все работы по автострадному танку А-20 были свернуты, а чисто гусеничный А-32 было решено доработать и запустить в серию. И 30 марта 1940 года был принят на вооружение знаменитый Т-34.

Чувствуете, какая загадочная получается история? Казалось бы, все предельно ясно – готовишься к агрессивной войне, запускай в серию колесно-гусеничный танк. Готовишься к оборонительной – гусеничную машину. Где-то до середины 1938 года все шло правильно, Сталин готовился к агрессии, в производстве и разработке были исключительно колесно-гусеничные танки с карбюраторными двигателями. Но вот он о чем-то задумался, и на ХПЗ тайно спускается приказ начать разработку чисто гусеничной машины.... Более того, несколько месяцев спустя прекращается производство последнего танка-агрессора БТ-7 и даже запчастей к нему!

Можно, конечно, предположить, что того количества БТ, которое уже имелось к началу 1940 года, вполне хватало для покорения Европы. Но поверить в то, что наши танки могли пройти всю Польшу, Германию, Бельгию и Францию без ремонта, никак невозможно. А как производить ремонт, если запчастей нет?

Стало быть, задача доехать на колесах до берегов Атлантического океана с танков БТ была явно снята. (с. 354-355)

Далее "пассаж" про Т-35 и французский В1. А далее про КВ:

Так что у немцев летом 1941 года было оружие, способное противостоять наступающим КВ, но не способное с ними расправиться, когда они обороняются. Ясно, что КВ – чисто оборонительное оружие. (с. 362) И далее про КВ-2 (с мыслью, что он готовился больше для борьбы с немецкими танками в обороне). И промежуточный вывод:

Вам может показаться, что все изложенные мной выше соображения по поводу "оборонительных" и "наступательных" тяжелых танков не более чем игра ума. Не спорю, но основана она на знаменитом тезисе В.Суворова – оружие бывает оборонительное и наступательное. Если же признать, что почти любое оружие можно использовать и для обороны, и для нападения, закрадывается крамольная мысль: а может быть, Советский Союз все же собирался обороняться? А танков у него было так много потому, что уж больно длинная сухопутная граница. (с. 365)

И дальше Веселов приступает к обсуждению организационной структуры танковых и мехкорпусов. Которые из них более агрессивны, которые лучше для обороны. Некоторое место уделено боям на Халхин-Голе и везде внедряется один и тот же вывод:

... Ну что же, в очередной раз соглашусь со сторонниками В.Суворова, но спрошу, а когда должен был наступить этот "нужный момент"? Если считать, что летом 41-го, то, как мы уже выяснили, в это время использовать танки-агрессоры по прямому назначению было невозможно. А вот если считать, что нужный момент наступил 17 сентября 1939 года, все становится на свои места. (с. 390-391).

И дальше идут рассуждения о том, что "БТ предназначались для помощи Польше в отражении германской агрессии". (с. 397). Хотя сам же Веселов и замечает: "Впрочем, я и сам чувствую, что [оно] слишком уж фантастично".(там же)

И завершается статья "Сухим остатком" с перечнем вопросов к "сторонникам В.Суворова":

... Как видите, если поверить всему тому, что написал о танках БТ Владимир Богданович, противоречий возникает немало. Чтобы их снять, сторонникам В.Суворова необходимо ответить на следующие вопросы: почему последний танк-агрессор был снят с производства за полтора года до начала "освободительного похода" РККА в Европу? Почему тогда же было прекращено производство запчастей к нему? Почему, планируя нападение на Германию, наше руководство не свело все БТ в особые корпуса или дивизии и не придало их армиям второго стратегического эшелона? Почему в составе механизированных корпусов не было дивизий или хотя бы полков, вооруженных только БТ? Почему на вооружение были приняты Т-34 и КВ, прекрасно проявившие себя в реальной войне, но мало подходившие для "удара в спину ничего не подозревающему врагу"? (с. 398-399)

Своей статьей Веселов старается разъяснить, что Сталин ни о каком наступлении летом 1941 не думал и не планировал. А танки производились исключительно с целью обороны. И первым вопросом в "Сухом остатке" он как бы намекает, что танк БТ летом 1941 для обороны подходил хуже, чем новые Т-34 и КВ. Так вот, для информации можно предложить обратиться к документу N: 272 1-го тома "Малиновки": ЗАПИСКА НКО СССР И ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) – И.В.СТАЛИНУ И СНК СССР – В.М.МОЛОТОВУ С ИЗЛОЖЕНИЕМ СХЕМЫ МОБИЛИЗАЦИОННОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ б/н (не позже 12 февраля 1941 г.)

А в нем в разделе "Потребность и обеспеченность боевой техникой" есть таблица "2. Автобронетанковое вооружение". По ней получается, что танки БТ устаревшими не считались. И на 1.01.1942 их планировалось иметь 10942. На 1.01.1941 числилось 7450 штук. В качестве замены некомплекта ожидалось 550 штук Т-50.

Кроме того, планировалось иметь 4069 легких танков Т-37-40. И 1572 легких Т-26 (из 8790 + 550 от промышленности). Итого к 1.01.1942 планировалось иметь 16,5 тыс. легких танков (не считая 3,5 тыс. легких огнеметных). А Т-34 и КВ – около 17 тыс. Причем, промышленность не могла дать к 1.01.1942 такого количества новых Т-34 и КВ. И некомплект планировали заменить "списываемыми" танками Т-26 (около 7,2 тыс. штук).

Ну а какими тогда руководствовались планами и рассуждениями, более точно можно посмотреть в документах, которых рассекречено маловато. Например, практически ничего не известно о том, что обсуждали на совещании у Сталина 24 мая 1941. Вот что там говорил Гитлер летом 1940 на встрече с генералами Вермахта – известно. А про беседы у Сталина – молчок. Извините, но если там речь шла именно об обороне, то почему они до сих пор не рассекречены? Есть проблемы?

Второй вопрос: ("Почему тогда же было прекращено производство запчастей к нему?") в статье упоминается как доказательство того, что танк БТ к лету 1941 уже как бы не рассматривался серьезным оружием. Но почему подобное заключение дается без таблиц производства тех же запчастей? А откуда известно, что уже произведенные запчасти к лету 1941 были все израсходованы? Это точно известно? А цифирькой нельзя подпереть? Хоть в натуральном, хоть в денежном варианте?

Остальные "почему" уже на совести самого их автора. В рамках его же вариантов, представленных выше в той же статье. Но при отсутствии обзора нормального комплекта документов советского военного планирования 1940-начала 1941, обсуждать эти вопросы (мягко говоря) некорректно.

Тем более, что в сборнике уже есть статья (Михаила Мельтюхова), в которой эта тема поднимается. И выводы даются совершенно противоположные, чем В.Веселов. И мне было даже смешно в одной книге встретить взаимоисключающие объяснения. Напоминаю, что в 5-ой статье сборника (В.Веселова) излагается идея того, что Сталин летом 1941 нападать на кого-то не собирался. А вот в 1-ой статье того же сборника ("Главная ложь Виктора Суворова") ее автор (М.Мельтюхов) довольно подробно на нескольких страницах объясняет последовательность подготовки Сталиным нападения на Германию именно летом 1941. Но в отличие от В.Суворова датой "начала" предлагает считать 15 июля 1941, а не 6-е, о котором "наврал Суворов":

======================

Михаил Мельтюхов
"ГЛАВНАЯ ЛОЖЬ ВИКТОРА СУВОРОВА"

("Один из лучших современных русских военно-политических историков Михаил Мельтюхов..." /стр. 203/)

(цитата со стр. 64-72)

....Столь же очевидно, что по мере ухудшения советско-германских отношений, начавшегося после переговоров в Берлине в ноябре 1940 г., советское руководство не могло не задумываться над необходимостью военного обеспечения безопасности страны. Введенные в последние годы в научный оборот советские дипломатические и военные документы 1939—1941 гг. показывают, что никакие внешнеполитические зигзаги не мешали советскому руководству рассматривать Германию в качестве вероятного противника и тщательно готовиться к войне. Советская стратегия основывалась на классическом принципе: "Нападение — лучшая оборона!" Основная идея советского военного планирования заключалась в том, что Красная Армия под прикрытием развернутых на границе войск западных приграничных округов завершит сосредоточение на ТВД сил, предназначенных для войны, и перейдет во внезапное решительное наступление, нанеся удар по сосредотачивающимся у советских границ германским войскам. Сегодня совершенно очевидно, что "наступательный план — это оптимальное решение задачи обороны страны для СССР"51. В течение полугода советский Генштаб занимался решением вопроса о наиболее выгодном направлении сосредоточения основных усилий войск в войне с Германией. В результате /64/ был сделан вывод, что нанесение главного удара на Юго-Западном направлении при одновременном сковывании противника путем частных операций на Северо-Западном направлении и в Румынии позволит решить несколько ключевых стратегических задач, и обеспечит наиболее эффективные действия Красной Армии. Причем, как верно отметил А.В. Шубин, "план такого удара был не ответом на действия германского командования, а ответом на угрозу в целом"52.

Ставшее очевидным в начале 1941 г. столкновение советско-германских интересов на Балканах подтолкнуло Москву к необходимости начать конкретную подготовку к удару по Германии. Первое полугодие 1941 г. было посвящено тщательной отработке этого удара, а в мае — июне 1941 г. подготовка Советского Союза к войне с Германией вступила в заключительную стадию, когда начался полномасштабный процесс сосредоточения на будущем ТВД 79,2% наличных сил Красной Армии, обусловленный "стремлением упредить своих противников в развертывании вооруженных сил для нанесения первых ударов более крупными силами и захвата стратегической инициативы с самого начала военных действий"53. Всего для войны с Германией из имевшихся в Красной Армии 303 дивизий было выделено 240, которые после мобилизации насчитывали бы свыше 6 млн человек, около 70 тыс. орудий и минометов, свыше 15 тыс. танков и до 12 тыс. самолетов.

Поскольку стратегическое сосредоточение и развертывание войск является заключительной стадией подготовки к войне, особый интерес представляет вопрос об определении возможного срока советского нападения на Германию. "Всезнающий" В. Суворов называет /65/ "точную" дату запланированного советского нападения на Германию—б июля 1941 г., фактически ничем не обоснованную. Мотивировка автора сводится главным образом к тому, что 6 июля 1941 г. было воскресеньем, а Сталин и Жуков якобы любили нападать в воскресенье54. Но вряд ли можно это принять всерьез. Не подкрепляет предположения автора и приводимая цитата из книги "Начальный период войны", смысл которой им искажен. В этой книге сказано, что "немецко-фашистскому командованию (а не "германским войскам", как у Суворова. — М.М.) буквально в последние две недели перед войной (т.е. с 8 по 22 июня, а не "на две недели", как в "Ледоколе". — М.М.} удалось упредить наши войска в завершении развертывания и тем самым создать благоприятные условия для захвата стратегической инициативы в начале войны"55. Причем эта цитата Суворовым приводится дважды: один раз правильно, а второй — искаженно56.

Введение в научный оборот ряда документов оперативного планирования Генштаба РККА позволило перенести рассмотрение этого вопроса на твердую почву фактов. Насколько можно судить по доступным документам, впервые точная дата возможного удара по Германии появилась в оперативном плане от 11 марта 1941 г., в котором предусматривалось "наступление начать 12.б"57. Видимо, не случайно приказ наркома обороны N: 138 от 15 марта 1941 г., вводивший в действие "Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время", требовал "к 1 мая 1941 г. снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени"58. Однако, как известно, 12 июня 1941 /66/ г. никаких враждебных действий против Германии со стороны СССР предпринято не было. Однозначно ответить на вопрос о причинах переноса этого срока в силу состояния источниковой базы не представляется возможным. Можно лишь высказать некоторые предположения на этот счет. "Не помню всех мотивов отмены такого решения, — вспоминал Молотов 40 лет спустя. — Но мне кажется, что тут главную роль сыграл полет в Англию заместителя Гитлера по партии Рудольфа Гесса. Разведка НКВД донесла нам, что Гесс от имени Гитлера предложил Великобритании заключить мир и принять участие в военном походе против СССР... Если бы мы в это время (выделено мной. — М.М.) сами развязали войну против Германии, двинув свои войска в Европу, тогда бы Англия без промедления вступила бы в союз с Германией... И не только Англия. Мы могли оказаться один на один перед лицом всего капиталистического мира..."59

Опасаясь возможного прекращения англо-германской войны, в Кремле сочли необходимым повременить с нападением на Германию. Лишь получив сведения о провале миссии Гесса и убедившись в продолжении англо-германских военных действий в Восточном Средиземноморье, в Москве, видимо, решили больше не откладывать осуществление намеченных планов. 24 мая 1941 г. в кабинете Сталина в Кремле состоялось совершенно секретное совещание военно-политического руководства, на котором, вероятно, и был решен вопрос о новом сроке завершения военных приготовлений. К сожалению, в столь серьезном вопросе мы вынуждены ограничиться этой рабочей гипотезой, которую еще предстоит подтвердить или опровергнуть на /67/ основе привлечения новых, пока еще недоступных документов.

Была ли вообще запланирована точная дата? Только комплексное исследование все еще не рассекреченных в большинстве своем документов, отражающих как процесс военного планирования, так и проведение мер по подготовке наступления, позволит дать окончательный ответ на этот вопрос. Вместе с тем известные историкам сроки проведения мероприятий по повышению боеготовности войск позволяют предположить, что все же такая дата определена была. По мнению В.Н. Киселева, В.Д. Данилова и П.Н. Бобылева, наступление Красной Армии было возможно в июле 1941 г.60 В доступных документах, отражающих процесс подготовки Красной Армии к войне, указывается, что большая часть мер по повышению боеготовности войск западных приграничных округов должна была завершиться к 1 июля 1941 г. К этому дню планировалось закончить формирование всех развертываемых в этих округах частей; вооружить танковые полки мехкорпусов, в которых не хватало танков, противотанковой артиллерией; завершить переход на новую организацию авиационного тыла, автономную от боевых частей; сосредоточить войска округов в приграничных районах; замаскировать аэродромы и боевую технику.

Одновременно завершалось сосредоточение и развертывание второго стратегического эшелона Красной Армии. Так, войска 21-й армии заканчивали сосредоточение к 2 июля, 22-й армии — к 3 июля, 20-й армии — к 5 июля, 19-й армии — к 7 июля, 16-й, 24-й и 28-й армий — к 10 июля. К 5 июля следовало завершить организацию ложных аэродромов в 500-кило-/68/ метровой приграничной полосе. К 15 июля планировалось завершить сооружение объектов ПВО в Киеве и маскировку складов, мастерских и других военных объектов в приграничной полосе, а также поставить все имеющееся вооружение в построенные сооружения укрепрайонов на новой границе. Исходя из того факта, что "противник упредил советские войска в развертывании примерно на 25 суток", полное сосредоточение и развертывание Красной Армии на Западном ТВД должно было завершиться к 15 июля 1941 г.61 Таким образом, именно эта дата может служить нижней границей в поисках точного ответа на вопрос о сроке возможного советского нападения на Германию. Вместе с тем выяснение вопроса о запланированной дате советского нападения на Германию требует дальнейших исследований с привлечением нового документального материала.

Понятно, что и Германия, и Советский Союз тщательно готовились к войне, причем с начала 1941 г. этот процесс вступил в заключительную стадию, что делало начало советско-германской войны неизбежным именно в 1941 г., кто бы ни был ее инициатором. Первоначально вермахт планировал подготовить вторжение к 16 мая, а Красная Армия — к 12 июня 1941 г. Затем Берлин отложил нападение, перенеся его на 22 июня, месяц спустя то же сделала и Москва, определив новый ориентировочный срок завершения военных приготовлений—15 июля 1941 г. Как ныне известно, обе стороны в своих расчетах исходили из того, что война начнется по их собственной инициативе. Однако, поскольку в своих расчетах стороны исходили из разных сроков начала войны, германскому командо-/69/ ванию в силу случайного стечения обстоятельств удалось упредить советские войска в завершении развертывания и тем самым создать благоприятные условия для захвата стратегической инициативы в начале войны62.

К сожалению, советской разведке не удалось достоверно установить намерения Германии на лето 1941 г., поэтому советское руководство не сумело верно оценить угрозу германского нападения. Правильно отмечая нарастание кризиса в советско-германских отношениях, Москва полагала, что до окончательного разрыва еще есть время, как для дипломатических маневров, так и для завершения военных приготовлений. К сожалению, Сталин, опасаясь англо-германского компромисса, как минимум на месяц отложил нападение на Германию, которое, как мы теперь знаем, было единственным шансом сорвать германское вторжение. Вероятно, это решение "является одним из основных исторических просчетов Сталина"63, упустившего благоприятную возможность разгромить наиболее мощную европейскую державу и, выйдя на побережье Атлантического океана, устранить вековую западную угрозу нашей стране. В итоге германское руководство смогло начать 22 июня 1941 г. осуществление плана "Барбаросса", а Красная Армия, завершавшая сосредоточение и развертывание на ТВД, была застигнута врасплох и в момент нападения Германии оказалась не готова к каким-либо немедленным действиям — ни оборонительным, ни тем более наступательным, что самым негативным образом сказалось на ходе боевых действий в 1941 г. В результате Советскому Союзу пришлось 3 года вести войну на своей территории, что при-/70/вело к колоссальным людским и материальным потерям.

Вместе с тем, анализируя подготовку Советского Союза к войне с Германией, следует помнить, что мы исследуем незавершенный процесс. Поэтому выводы относительно действительных намерений советского руководства носят в значительной степени предположительный характер. К тому же подготовка нападения не тождественна самому нападению. Ведь, насколько известно, несмотря на подготовку к войне с Германией, Кремль вплоть до 22 июня 1941 г. так и не принял решения об использовании военной силы для отстаивания своих интересов. Конечно, дальнейшее рассекречивание и введение в научный оборот материалов последних месяцев перед германским нападением, вероятно, позволит более точно реконструировать намечавшиеся действия советского руководства. Однако вполне возможно, что по некоторым аспектам этой проблемы получить однозначный ответ не удастся никогда.

Кроме того, следует обратить внимание еще на одну сторону этого вопроса. Никто никогда не отрицал, что СССР готовился к войне с Германией. Понятно, что наиболее выгодным для Москвы было нанесение внезапного удара по противнику. Совершенно очевидно, что обвиняющий советское руководство за подготовку к подобным действиям В. Суворов абстрагируется от исторической реальности 1941 г. Однако, если не закрывать на нее глаза, то возникает вполне резонный вопрос, почему Советский Союз не должен был готовить нападение на Германию? Что, Германия была большим другом советского народа? Или Гитлер и Сталин были /71/ близнецы-братья? Ведь в тот момент именно Германия являлась наиболее серьезной угрозой не только для внешнеполитических интересов Советского Союза, но и для самого существования Советского государства и населяющих его народов. Поэтому советское руководство не только имело полное право, но и обязано было предпринять все доступные для него меры, которые позволили бы максимально эффективно нанести поражение своему противнику. ... /72/
==============

Ну и как теперь оценивать статью В.Веселова? Так планировал Сталин напасть на Гитлера летом 1941 или нет? По Мельтюхову - планировал. Веселов яростно доказывает, что не планировал. И кому верить?

===================

И кстати, насчет термина "агрессия". Это плохой термин? Отвратительный? Некрасивый? А как оказывается, в этом же сборнике есть еще одна статья, читать которую (мягко говоря) удивительно. По крайней мере тем, кто помнит "советское время". Это статья Олега Рубцова "В ЧЕМ СМЫСЛ ПАКТА МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА". Из 446 стр. сборника она заняла 135 (треть всей книжки!)

И есть там пассаж про "агрессию":

... В то же время Сталин дал понять Западу, что СССР практически разочаровался в возможности конструктивного сотрудничества с Западом. Что могут быть и другие варианты развития международных отношений. Что несмотря на последовательную позицию СССР как противника национал-социалистической Германии эта позиция не является навеки зафиксированной, а в руководстве Советского Союза находятся вовсе не догматики и не фанатики, а трезвомыслящие, рациональные люди. Нормальные люди.

Ну и соответственно, Сталин и Германию не забыл. Он сперва мастерски показал, что Советскому Союзу агрессоры, конечно, не нравятся, но и те, кто потакает агрессорам, тоже не нравятся.

"Или, например, взять Германию. Уступили ей Австрию, .... Нужно признать, что это тоже очень похоже на подталкивание, на поощрение агрессора".

Смотрите — немцы кто? Ну, агрессоры. Но без эпитетов. "Агрессор", в общем, не так уж и обидно звучит.

Мало ли кто, почему и против кого агрессии совершает. А кто Англия с Францией? Да просто какие-то монстры. Австрию обманули, обещания не сдержали. Чехословакию обманули, на произвол судьбы бросили, обещания опять не сдержали. И начали лгать (да не просто, а крикливо) с целью натравить Германию на СССР, чтобы и их потом обмануть.

И далее в пассаже о кознях Запада вокруг Карпатской Украины:.... Западная пресса подняла шум, кричала опять до хрипоты — и лгала, конечно, да не просто, а снова с целью обмануть немцев и стравить их с Советским Союзом. Да еще и без видимых на то оснований. Ведь нет никаких оснований для конфликта с Германией и не было бы, если бы не Запад со своими науськиваниями и ложью. Ну, как это назвать? Некрасиво, да? (с. 120-121)

Еще одним отличием этой статьи является повсеместное использование "неформальной" лексики. "Науськивание", "нормально", "моральный урод", "убить об стену", "кровавая гэбня" и т.д. Примеры:

Некоторые люди, которые интересуются этим периодом истории, питают отвращение к советскому канцеляриту, ко всем этим "взвейтесь-развейтесь", в общем, не любят речекряка. И как только видят документ, озаглавленный "Из Отчетного доклада Центрального Комитета ВКП(б) XVIII съезду ВКП(б)", так сразу, инстинктивно, отторгают его, заявляя — это не может быть правдой а priori. Ну, не может быть в документе с таким названием написано что-то, к чему можно относиться серьезно, чему можно верить и использовать в умозаключениях!

Понятно, почему такое происходит. В советское время толпы тупых агитаторов, бездумно повторяющие то, что им спускали сверху, набили такую оскомину, что до сих пор икается. Эти пустоголовые дятлы, ни капли не верящие в то, что говорят, надоели хуже горькой редьки. Тем не менее — из-за этого огульно все отвергать неправильно. Это даже не выплеснуть ребенка вместе с водой, это просто взять ребенка и убить его об стену. Поэтому надо все же заставлять себя, а потом образуется привычка, и дело пойдет легче. Право дело, ну чем лучше "коммунистического" "демократический" канцелярит или "национал-социалистический"? Все то же самое.

Из этого следует, что не надо обращать внимания на ритуальную риторику, надо зреть в корень....(с. 117-118)

....Ну, вот и приглашение к переговорам: возможно, в Германии имеются сумасшедшие, но ежели таковые и найдутся, мы их отбрасываем прочь и обратимся к нормальным людям в Германии.

Как можно расценить ход Сталина? Иногда я встречаю в некоторых книгах, названий которых, как и их авторов, мне не хочется называть, потому что они мне все не нравятся, странные обвинения — дескать, Советский Союз не должен был и пытаться о чем-то договариваться с нацистской Германией! Как можно! С этими нацистами, с этими выродками и моральными уродами — мол, Сталин запятнал советскую честь уже тем, что решил, помимо безуспешных многолетних попыток убедить Запад в необходимости бороться за мир сообща, попробовать германское направление.

Я всегда думал, читая эту галиматью, — это кто там такое пишет? Это какой-то верный ленинец или старый большевик-политкаторжанин корябает соломинкой, макая ее в хлебную чернильницу, наполненную свежим коровьим молоком? Это несгибаемый советский патриот из себя такое выдавливает обильными порциями? Может, зажившийся какой-нибудь комиссар в пыльном шлеме? Нет, оказывается это пишет какой-нибудь благополучненький гражданин Соединенных Штатов Америки, сбежавший туда из Советского Союза, или оголтелый какой-нибудь правозащитник, из тех что по ночам слушали одним ухом голоса, а другим что соседи за стенкой слушают, чтоб сдать их за мелкий прайс в кровавую гэбню, или вообще омерзительный предатель, которому следовало бы, коли уж бывшие коллеги не добрались, убить себя об стену или яду там выпить, чтобы не оскорблять продуктами своей жизнедеятельности историческую науку.

В общем, эти отъявленные лицемеры осмеливаются обвинять Советский Союз в том, что он, дескать, пошел на сближение с гитлеровской Германией. Я в ответ таким существам скажу всего три слова: Австрия, Испания, Чехословакия.... (с. 122-123)

А кроме того, в этой статье даются вполне как бы уже давно известные всем понятия, что СССР на самом деле был "социалистической империей", что Англия была врагом СССР и т.д. Примеры:

...Советский Союз к 1930 году не был ни великой державой, ни империей, ни социалистической страной.... (с. 86)

...Для Запада намного большую угрозу Советский Союз представлял как рассадник идеологической заразы...(с. 87)

...Советский Союз по замыслам Сталина, должен был превратиться из международного изгоя в великую державу с уникальным государственным строем – социалистическую империю... (с. 89)

...Но из-за Испании Франции пришлось выбирать между союзом с СССР и серьезной конфронтацией с Англией, она выбрала Англию, и до своего компьенского позора скакала с Англией в одной упряжке.... (с. 102)

...Можно ли упрекать Англию в этом? Вряд ли — в тех исторических условиях СССР и Англия были врагами, и для Англии было естественно желать поражения своего врага. Советский Союз тоже не питал к Англии дружеских чувств и был бы совсем не против, если бы Англия и Германия начали войну враг против врага. С одной стороны, СССР следовал бы ленинским заветам, наблюдая со стороны, как два империалистических хищника отгрызают друг другу важные части тела, а с другой стороны, СССР следовал бы правилу английской политики — divide and rule, ведь Англия тем и жила, что стравливала наиболее сильные страны на континенте, помогая одной стороне. Так что тут все нормально — враги есть враги.

Англию можно и нужно упрекнуть в недальновидности, граничащей с тупостью. Ведь враг врагу рознь, с одним врагом схватка — это бой по правилам, а с другим — бой до смерти, на уничтожение. С одним врагом ты подрался, потом помирился, и вы уже вместе пьете пиво. А другой враг либо тебя убьет, либо тебе придется его убить. Для СССР Гитлер был таким врагом, второго типа. Недальновидность англичан заключается в том, что они долго недооценивали силу Гитлера и возглавляемой им Германии, шли путем доктора Франкенштейна, который ошибочно считал, что в состоянии контролировать своего монстра. Англичане полагали, что если даже Германия, разрушив СССР, повернет оружие против Запада, Запад все равно будет сильнее Германии. До осени 1939 года они продолжали попытки договориться с Гитлером за счет Советского Союза. И только с мая 1940 года, когда премьер-министром стал Черчилль, он предложил Гитлера для Англии врагом N: 1 (с. 107-108)

Ну и т.д. "Нормально" короче...
Вполне научно, популярно и понятно даже кому не лень.
Зашибись!

Нет, конечно, в своей статье Олег Рубцов приводит не только жаргонные словечки, но и цитаты из дипломатической переписки. Но не очень много и не особо по сути дела. Почему-то его заинтересовала переписка весны 1939 по теме якобы немецкого ультиматума Румынии, который потом был признан как такой, что его не было. Что же касается именно советско-немецких переговоров, то Рубцов не посчитал нужным приводить много цитат из нее. Зачем? Он завершил свою статью своими же рассуждениями по вариантам:

- Что, если Советский Союз подписал бы соглашение с Западом, а пакта с Германией не подписал? (с. 210).

- Что было бы, если Сталин решил бы до конца вести переговоры с Западом, а с немцами пакта не подписывать? (с. 214).

- Что было бы, если Советский Союз, не успев до начала войны подписать ни соглашения с Западом, ни пакта с Германией, остался нейтральным? (с. 216).

Итак, переговоры с Западом успехом не увенчались. Прилетевшему на аэроплане Риббентропу нарком Молотов при встрече попросту, по рабоче-крестьянски, плюнул в национал-социалистические буркалы. Из-за этого неконструктивного акта и не был заключен ни пакт Молотова-Риббентропа, ни торгово-кредитное соглашение....(с. 216-217).

22 июня 1941 года Гитлер, естественно, нападает на Советский Союз – он и с пактом напал, а уж без пакта и подавно.

За счет того, что наступление начинается со старых границ, к сентябрю 1941 года Германия захватывает Москву и Ленинград.

Сразу после этого на СССР нападает Япония. (с. 218).

Мы теряем все, что потеряли, плюс намного больше....

И к концу 40-х годов на Западном полушарии воцаряется Тысячелетний рейх, Новая Европа и Великая восточно-азиатская сфера сопроцветания.

Вероятно, это и является идеалом для тех, самых альтернативно одаренных людей, которые неустанно клеймят пакт Молотова-Риббентропа. [Конец статьи]. (с. 219).

К такому "умоизвержению" "нормально мыслящего" по крайней мере есть один вопрос: а чего это Риббентроп полетел бы на аэроплане в Москву без предварительного согласования результата поездки? Чтобы получить плевок в лицо?

А есть и другие вопросы. А с какой это целью товарищ Гитлер так добивался переговоров со Сталиным? Ведь в результате пакта он недополучил половины Польши! Какой ему был смысл терять такой "кусочек"? За "красивые глазки"? Извините, обычно любая "потеря" рассматривается как плата за что-то. Ну и чего же получил Гитлер в результате реально подписанного в августе 1939 года пакта? Ничего? Т.е. все равно мог напасть на Польшу и завоевать ее один? Без всяких оглядок на разных СССР и других стран? Смысл?

Этот вопрос Олег Рубцов рассматривать не захотел.

Типа, так ведь ясно же всем! Ну всем же в натуре!

И вообще, Рубцов заявил:

Я не буду писать о том, как развивались переговоры с немцами, потому что это неинтересно, - некоторые историки все уже расписали. Было интересно понять, почему не был заключен англо-франко-советский союз. Ведь некоторые историки открыто обвиняют в срыве переговоров Советский Союз. Слава богу, что Бог наделил человека свободной волей и способностью мыслить самостоятельно. Если разобраться во всех причинах, следствиях, не подгоняя их под заранее определенные выводы, а делая выводы на основании исследования, то все просто.... (с. 201)

Но почему-то исследовать переговоры с немцами он не захотел – "НЕ ИНТЕРЕСНО" !!!

Кому? Ему? А где критерий?
А нету!
Зато есть явное вранье:

Я повторяю – до 15-16 августа 1939 года Советский Союз не предпринимал реальных шагов не только по заключению с Германией каких бы то ни было политических соглашений, но и не обсуждал конкретно даже предварительных условий, которые могли бы привести к таким соглашениям... (с. 193)

Извините, а откуда такие выводы? Верить на слово Олегу Рубцову? Он же (САМ!!) отказался "писать о том, как развивались переговоры с немцами, потому что это неинтересно" !!!

Откуда [без исследования!!!] он взял такой вывод?:

Если у кого-то возникают ассоциации с англо-немецкими переговорами между Вильсоном и Вольтатом, дескать, это нормальная практика – англичане в ходе переговоров с СССР вели тайные переговоры с немцами, а Советский Союз в ходе переговоров с англичанами тоже вел переговоры с немцами, и поэтому можно между этими деяниями поставить знак равенства, то этот кто-то сильно ошибается. (с. 193-194)

И дальше идет "во-первых", "во-вторых" и "в-третьих". Причем, реально эти "пункты" так ничего и не доказывают. Как говорится, одна "бла-бла-бла". Например, Олег Рубцов заявляет: "У СССР же не было никаких обязательств и, если уж на то пошло, он и мог хоть прервать переговоры в любой момент, хоть вести параллельно сто переговоров с кем угодно". (с. 194).

И что? И где доказательства? Чего?

А кстати, а почему 3 мая 1939 нарком Литвинов был заменен Молотовым?

У Олега Рубцова есть объяснение?

Оказывается, есть:

 

3 мая 1939 г. Литвинов был отправлен в отставку, наркомом иностранных дел был назначен Молотов. Суммирую причины отставки Литвинова.

1. Провал политики по созданию системы коллективной безопасности, т.е. ставки на договор с Западом против агрессоров, и "ненужность" Литвинова, "заточенного" под эту политику.

2. В текущий исторический момент Литвинов не смог добиться от Запада отношения к СССР как к равному партнеру, нужен был более жесткий, настойчивый и прагматичный человек — Молотов.

3. В связи с решением Сталина активизировать контакты с немцами Литвинов с его прозападной и антигерманской позицией не подходил. Немцы давно не любили Литвинова за его позицию. Нужен был человек, не ассоциировавшийся у немцев с германофобией.

4. Общаясь с такими моральными уродами, как германские нацисты, пришлось учитывать и то, что Литвинов родился евреем в отличие от Молотова – вятского русака.

Несмотря на отставку заслуги Литвинова не оспаривались, ведь он много сделал для Советского Союза, проводя прежде всего сталинскую внешнюю политику. Но веяния изменились, и понадобился другой исполнитель. Литвинова даже не расстреляли!

Важно осознать, что Советский Союз после назначения наркомом иностранных дел Молотова вовсе не переключился на Германию, отказавшись от сотрудничества с Западом, как это пытаются представить некоторые историки. Напротив, после майской беседы Молотова с Шуленбургом до конца июня никаких зна-... (с. 159)

Н-да.... Извините, если не касаться подробностей советско-немецких переговоров в январе-августе 1939, то откуда возникнут именно ТАКИЕ выводы? Откуда? (Без "исследования"!)

Одно вранье подменять другим?

И потом, если Англия была врагом СССР, то с чего это вдруг между ними должно быстро возникнуть взаимопонимание? "Враги есть враги" (с. 107) И Германия для СССР была "врагом". Вот с ней у Сталина почему-то очень быстро возникло взаимопонимание. Буквально за считанные дни (по версии Олега Рубцова). Буквально хватило недели!!!!

С англичанами что-то там мусолили-мусолили полгода! А с немцами – "раз-два" и готово!
Типа, только из-за того, что с англичанами не получилось!
А заранее предугадать развитие событий слабо было?
Ну кончено, если Бог разума не дал, то как же иначе?
=================

В сборнике есть еще три другие статьи:

Алексей Банков
Военно-промышленное сотрудничество СССР
и Германии — кто ковал советский меч?........... 220

Александр Дюков
Партизаны и диверсанты................... 305

Андрей Резяпкин
Военные разговорники.
Открытия, которые потрясли мир...................... 400

Статью про разговорники полистал. Аргументация примерно такая же, как и мое общение с его автором на форуме данного сайта в ветке "Вышла книга "Неправда Виктора Суворова-2""
( http://zhistory.fastbb.ru/?1-4-0-00000161-000-140-0#036.001.001 ). На конкретный мой вопрос, так для чего был издан "русско-английский разговорник" конкретно летом 1940, был получен краткий ответ: "война..." Я попытался уточнить: "Кого с кем?" Ответ жду до сих пор. В сборнике же статья заканчивается таким заявлением:

Господа первооткрыватели, вас все равно не убедит вышесказанное. Просто оставьте в покое серые книжки и их создателей! Они свое дело сделали как в 1940 и 1941-м, так и в 1945-м, чем заслужили настоящее уважение. Говорите лучше о других вещах и по существу. (с. 445)

Пытаемся, господин специалист!

Так ведь приходится сталкиваться то с взаимоисключающими выводами и доказательствами (статьи Веселова и Мельтюхова), то с заявлениями, что исследовать те или иные моменты в истории не имеет смысла (Рубцов). Вот и Вы требуете "не касаться"! Может, всей той историей не касаться, а? Зачем? "Некоторые историки все уже расписали"? Уже? И никаких вопросов? Все логично? И никаких проблем? А как насчет "2. Надо ли говорить детям правду о войне?" "А мы ее знаем?" (См. начало этой статьи )

Оставшиеся две статьи просмотрел очень бегло.

Истории о том, "кто ковал советский меч?" и как там получилось с подготовкой партизан-диверсантов, почитать для общего понимания можно (полезно, нужно, [нужное подчеркнуть]). Кстати, почему-то в статье Дюкова я не нашел ссылок на мемуары Судоплатова о том, что Судоплатов незадолго перед 22 июня 1941 получил приказ начать подготовку отрядов диверсантов для боевой работы в ближних тылах противника. Этот момент Дюкову тоже не показался "интересным" и "исследовать" его он не стал. А зачем? Для чего?

Вот так и "ответили авторы сборника".


Приложение:

Содержание

Михаил Мелыпюхов
Главная ложь Виктора Суворова ............. 5

Олег Рубецкий
В чем смысл Пакта Молотова-Риббентропа...... 86

Алексей Банков
Военно-промышленное сотрудничество СССР
и Германии – кто ковал советский меч?........... 220

Александр Дюков
Партизаны и диверсанты........... 305

Владимир Веселов
Доказательство от противного ............ 345

Андрей Резяпкин
Военные разговорники.
Открытия, которые потрясли мир............ 400

Москва, "Яуза", "Эксмо", 2008, тираж 7000

20/04/08

На главную ]