fontz.jpg (12805 bytes)

Home ]


О ТАК НАЗЫВАЕМОЙ ЛОГИКЕ

В продолжающихся уже долгое время дискуссиях по отношению к прошлому вообще и к теме “июня 1941” в частности, все участвующие стороны заявляют, что в основе выводов должны лежать факты. И это истинная правда. Однако, дискуссии почему-то не прекращаются и продолжают существовать разные выводы по одним и тем же темам. В чем дело? Разве факты могут интерпретироваться по-разному? (Если они факты по определению?) Но если дискуссии продолжаются, то можно предположить, что могут. И таким образом получается, что суть разногласий находится в каких-то различиях во взглядах на факты. Т.е. образно говоря, можно предположить, что разные исследователи используют разные “линейки”, используют “приборы, оцифрованые в разных шкалах”. Вот тогда и не удивительно, что выводы могут отличаться вплоть до противоположных. И проблема не в том, чтобы признать или не признать какие-то факты. Очень важно, как оказывается, соблюдать определенный порядок при их объяснении и взаимосвязях. Более того, как показывают материалы дискуссий, ФАКТЫ оказываются подчиненными этому самому ПОРЯДКУ их интерпретации. А если учесть, что ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ рассматриваемых фактов и логика их интерпретации полностью зависят от конкретного автора, то дискуссии могут продолжаться долго и не приводить к согласованным ВЫВОДАМ.

И как показывает все тот же опыт дискуссий, более конкретно можно выделить три основных метода получения заранее требуемых выводов: “затасовывание”, “умолчания” и прямая фальсификация. И к сожалению можно заметить, что они продолжают широко использоваться. Причем, надо отдать должное тому, что использоваться они могут вполне последовательно с применением определенной ЛОГИКИ изложения. И таким образом получается, что логика может оказаться РАЗНОЙ, чаще всего двух видов - “правильной” и “неправильной” (или “так называемой”). Причем, вид конкретной логики изложения исторических событий меняется на противоположный в зависимости от того, какая спорящая сторона ее анализирует. Например, А.В.Исаев, в выводах своей книги “Антисуворов” (например на http://militera.lib.ru/research/isaev_av1/18.html ) заметил:

Когда научное исследование заменяется полетом фантазии, базовые знания — “здравым смыслом” и “логикой”, ничего, кроме развесистой клюквы, получиться не может.

Я (zhistiry) долгое время считал, что ЛОГИКА всегда одна. И в этом абзаце термин “логика” (в кавычках) я воспринял просто как термин. И сделал сообщение на форуме ВИФ-РЖ. На него возникло мнение (http:///forums-new/war-ist/messages/40575.html ), что “Поток слов, лишенный логики – это бред”. Я повторил свое сообщение, на которое 03.02.05 19:39 получил разъяснение от Игоря Куртукова:

===============
Немного о кавычках. Кавычки используются для выделения прямой речи, заглавий, цитат, а также слов употребленных в условном или ироничном смысле.

Т.е. без кавычек процитированная фраза звучала бы так:

"Когда научное исследование заменяется полетом фантазии, базовые знания — так называемым здравым смыслом и так называемой логикой, ничего, кроме развесистой клюквы, получиться не может"

Так понятно? Не все знают правила русского языка, поэтому разъясняю.
Теперь немного а здравом смысле и логике без кавычек.

Логика несомненно могучий инструмент познания. Но имеет свою, довольно ограниченную, область применения. А именно: задает нам правила получения новых истинных утверждений из уже известных истинных утверждений. Начальной же ступенькой всех логических выводов должны служить УСТАНОВЛЕННЫЕ ФАКТЫ. В процессе установления фактов аппарат логики почти не используется, используются принятые в данной науке методы - например, эксперимент в естественных науках или критика источников в истории.

Совокупность установленных фактов, как раз и образует те самые базовые знания о которых говорит Алексей. Эти базовые знания и должны служить основанием логических конструкций. Фольк-хистория же (в т.ч. В.Суворов) часто поступает наоборот - отвергает установленные факты, исходя из каких-то логических (а чаще даже "логических") построений.

Область применения здравого смысла (без кавычек) и того уже. В процессе исторического исследования обычно сначала происходит отбор фактов, затем построение версий, объясняющих эти факты, затем - проверка версий, например поиск фактов предсказываемых этой версией или наоборот, фактов ей противоречащих.

Так вот, здравый смысл используется здесь только на этапе построения версий - и все. Здравый смысл нельзя использовать для отрицания установленных фактов, чем вовсю грешит фольк-хистория.
===========================

С одной стороны, это суждение истинно. Однако, здесь есть не совсем определенный термин – “совокупность установленных фактов”. Кто определяет эту совокупность? Где границы количества фактов, отбираемых для этой совокупности? В какой последовательности должны (могут) они рассматриваться? Что вообще является фактом? И вот тут, как оказывается, многое зависит от автора “отбора”. Примеров – валом!

Вот, например, книга “СОВЕТСКИЙ СОЛДАТ – ПАТРИОТ, ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ”, изданная в 1978 г. в Киеве издательством при Киевском госуниверситете большим авторским коллективом во главе с доктором историч. наук Н.А.БУЦКО (среди авторов 4 доктора наук, 3 кандидата наук, 2 генерала, 1 полковник). В ней во 2-м разделе “ЛЕНИНСКАЯ ПАРТИЯ – ВДОХНОВИТЕЛЬ И ОРГАНИЗАТОР ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ” на стр. 62 есть такой абзац:

В условиях начавшейся войны Коммунистическая партия, руководствуясь ленинскими указаниями, развернула гигантскую работу по перестройке экономики на военный лад. Предстояло решить сложные задачи. Фашистская Германия еще до нападения на СССР превосходила нашу страну по количеству имеющихся ресурсов, а также по выпуску новейших образцов танков, самолетов и другого вооружения. Положение усугубилось с началом войны, когда вторжение агрессора привело к потере нами ряда важных в военно-экономическом отношении территорий. Районы, подвергшиеся временной гитлеровской оккупации, давали до войны 71% чугуна, 58 – стали, 57 – проката черных металлов, 63% - угля, подавляющую часть боевой техники, вооружения и боеприпасов.

sovint.jpg (11675 bytes)

И все. Других цифр военного производства в СССР и Германии здесь не приводится. Жаль, конечно. Можно было бы и цифры добавить – чтобы значение вывода о ПРЕВОСХОДСТВЕ Германии в производстве вооружений было бы сразу же наглядно видно. Но нет цифр. Зато есть уточнение: “новейшие вооружения”. Как сие понимать (с точки зрения удовлетворения потребности армии в оказании отпора врагу)? Вооружения – они и есть предметы, с помощью которых армия должна бороться с врагом. Но если какие-то вооружения бесполезны, то какой смысл их выпускать? Зачем тратить труд многих людей в тылу для выпуска бесполезного оружия? Может, оно вообще-то полезное, но распорядились им как-то не так? Т.е. в данном случае можно наблюдать объединение двух явлений: факта выпуска вооружений и его более поздней характеристики (“новейшее” и какое-то “не-новейшее” - бесполезное то есть?). А если их отделить и обратиться к цифрам, то их вид выглядит так:

Производство важнейших видов военной продукции
в СССР и в Германии в 1941 г. (тыс. штук)

(“История второй мировой войны 1939-1945”, том 12, с. 168, 200)

Страна

Винтовки

Пистолеты-
пулеметы (автоматы)

Пулеметы всех видов

Орудия всех видов и калибров

Мино-
меты

Танки
и САУ

Боевые
само-
леты

СССР

1567,1

89,7

106,2

30,2

42,3

4,8

8,2

Германия

1359,0

325,0

96,2

22,1

4,2

3,8

8,4

Сравнивая этих конкретные цифры, можно прийти к другому выводу: наоборот, в Германии вооружений в 1941 г. было выпущено МЕНЬШЕ, чем в СССР. Может поэтому авторы вышецитированной книги применили термин “новейших вооружений”? Дескать, всего в СССР оружия в 1941 г. было выпущено больше, чем в Германии, но вот “новейшего” меньше. Возможно. Но возникает вопрос, а для чего выпускать не-новейшее оружие? Оно как-то хуже? Ну так в том и должно заключаться искусство генералов, чтобы максимально эффективно использовать ЛЮБОЕ имеющееся вооружение. Тем более, что общий выпуск по цифрам в СССР за 1941 г. не намного выше, чем в Германии. Однако, здесь есть еще одна проблема. Оказывается, у этой таблицы есть маленькое примечание: цифры для Германии даются за ВЕСЬ 1941 г., а по СССР – только за вторую ПОЛОВИНУ 1941 г. (с июля по декабрь)...

Если нормально, а не “так называемо”, то вновь могут возникнуть вопросы: а как это? Как можно сравнивать цифры производства за РАЗНЫЕ промежутки времени? Наука статистика это допускает? Разве в марте 1941 вооружение в СССР не производилось? А в апреле? И в других месяцах ПЕРВОЙ половины 1941 г.? Так сколько ВСЕГО было выпущено в ССР, например, самолетов? Это можно где-то узнать? Можно. Например, в статье Владимира СПАСИБО “ВСЕ БОЛЬШЕ, И БОЛЬШЕ, И БОЛЬШЕ... ЗАЧЕМ?” в газете “Независимое Военное Обозрение”, N: 15, 2003.

nvoav.jpg (17668 bytes)

=================

...к 1937 г. парк ВВС увеличился в семь раз и составил 8139 боевых самолетов.

Однако этого показалось мало, и в 1939 г. на совещаниях руководства страны и ВС (состоявшихся в феврале, июне, сентябре) было решено начать строительство новых и реконструкцию действующих предприятии авиапромышленности, чтобы увеличить ее мощности в 1,5—2 раза, потому что возникло мнение, что мощности нашей авиапромышленности во столько раз уступают германскому показателю.

А в 1940 г. эти работы еще более форсировали. Достаточно сказать, что строилось 9 новых и реконструировалось 9 действующих самолетостроительных предприятий; строилось 6 новых авиамоторных и реконструировались все действующие. Напряжение было колоссальным. Весь комплекс намеченных предприятий предполагалось завершить до мая—июня 1941 г. При этом ассигнования на развитие авиационной промышленности в 1940 г. достигали 40% всего военного бюджета страны (который составлял во вторую пятилетку 47 млрд. руб., в 1938-1940 гг. - 119 млрд. руб. т.е. на авиацию расходовалось до 25 млрд. руб. в 1940 г). 13 мая 1940 г. нарком обороны Тимошенко и начальник Генерального штаба РККА Шапошников направили письмо в Политбюро ЦК ВКП(б) с обоснованием необходимости перевода авиапромышленности на положение военного времени, мотивируя это тем, что все вражеские государства в основном отмобилизовали свою авиапромышленность. Основная задача — выпуск возможно большего количества боевых самолетов, чтобы сравняться с уровнем авиастроения Германии. Авиационная промышленность со второй половины 1940 г. фактически работала в условиях, приближенных к военным (и это при ее реконструкции и расширении). В целях проверки мобилизационной готовности гражданских предприятий им поручался выпуск небольших пробных серий самолетов, авиадвигателей и др. В первой половине 1941 г. темпы роста производства самолетов несколько снизились — в среднем в месяц 660 машин против 685 в 1940 г. Это объясняется переходом на новые типы, трудностями реконструкции. Но уже в июле было выпущено 1807 машин, а в сентябре — 2329.

Известно, что в 1935—1939 гг. количественный выпуск боевых самолетов в СССР был выше германского показателя почти в полтора раза. В 1940 г. в Германии было произведено 6470 боевых самолетов, в СССР — 8232. То есть воюющая страна выпускала самолетов меньше, чем мирная. А высшее советское руководство, вспомним, требует еще большего количества, чтобы “сравняться” с уровнем авиастроения Германии. В итоге в 1941 г. в Германии в среднем в месяц производилось 635 боевых самолетов, т.е. почти втрое меньше, чем в июле того же года в СССР.

А что толку? Практически вся авиапромышленность была утеряна в 1941 г. Уже в июле попал в угрожающее положение запорожский завод. Вскоре угроза нависла над таганрогским, бомбардировке подверглись воронежский и саратовский заводы. В октябре началась эвакуация московских заводов. В декабре 1941 г. выпуск боевых самолетов упал до самой низкой отметки за войну — 600 машин, т.е. снизился почти вчетверо по сравнению с сентябрем.

Парк советских ВВС к началу войны составлял 15 990 боевых машин, из которых 9917 (без авиации ПВО) находились на западном стратегическом направлении (7133 — в военных округах, 1445 — в действующих флотах, 1339 — оперативно подчиненные самолеты дальней бомбардировочной авиации). Из них 59% — истребители, 31% — бомбардировщики, 4,5% — штурмовики, 5,5% — разведчики.

Германские войска, участвовавшие в нападении, располагали 1820 боевыми самолетами, из них 1160 — бомбардировщики и штурмовики. И еще 770 союзных. Общий парк боевых самолетов германских ВВС на 29 марта 1941 г. составлял 3583 машины, а к июню 1941 г. — 3836. Из них 1935 — бомбардировщики, 1891 — истребители. Следовательно, в противоборствующих группировках (и по общему парку) превосходство по самолетам у советской стороны — 4,5:1. Только самолетов новых типов (1915 истребителей, 1310 легких бомбардировщиков, 450 фронтовых бомбардировщиков) у нас было больше, чем весь германский парк. ...

ВВС Западного особого округа перед войной насчитывали вместе с дальней бомбардировочной авиацией 1825 самолетов. Действовавший против них 2-й германский воздушный флот — 1570 самолетов, из которых 900 боевых. К 1 июля 1941 г. ВВС Западного фронта располагали всего 120 исправными самолетами. К 10 июля 1941 г. в частях и соединениях фронтовой авиации действующей армии насчитывалось 2516 боевых самолетов. Их стало почти втрое меньше, чем к началу войны в западных военных округах. За первое полугодие войны с СССР германские ВВС потеряли 3945 боевых самолетов. Советские — 21 300 ед., из которых примерно 12 000 — новых типов. К декабрю 1941 г. в действующей армии имелось 2238 боевых самолетов (1289 новых типов), в резерве Ставки ВГК — 85 (84 новых типов), на дальневосточной границе — 2951 (185 новых типов). За это же время произведено 9777 ед.; 740 самолетов получено из США и Великобритании. Соотношение убыли советских самолетов с германскими потерями — 5:1. В ходе войны постепенно это соотношение менялось, но наши потери были больше германских по меньшей мере вдвое. А кроме того, не будем забывать, что германским ВВС приходилось бороться с громадными силами ВВС США и Великобритании.

Поэтому можно с полным основанием говорить о том, что предвоенные титанические усилия по развитию авиапромышленности и наращиванию парка ВВС оказались бессмысленными, разорительными, вредными. Все преимущество было утеряно сразу, и начинать пришлось “на голом месте”.

=====================

В таблице 1 этой статьи указано, что в ПЕРВУЮ половину 1941 г. в СССР выпущено 3950 боевых самолетов. Итого за ВЕСЬ 1941 г. – 3950 + 8200 (по данным из “Истории второй мировой войны...”) = 12150 или 3950 + 9777 (по данным статьи) = 13727. Плюс 740, полученных из США.

Но оказывается, что сейчас уже можно найти более конкретные цифры производства самолетов за ВЕСЬ 1941 г. Например, в 2-х-томнике “1941” (“Малиновка”). В ней во 2-м томе под номером 652 есть таблица производства самолетов в 1939-1944 годах (фрагменты):

№ 652. ВЫПИСКА ИЗ ДИСПЕТЧЕРСКОГО ЖУРНАЛА НАРКОМАТА АВИАЦИОННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР "ДИНАМИКА ПРОИЗВОДСТВА САМОЛЕТОВ"

[1944 г.]

Изделие

Выпуск самолетов и моторов по годам

1939

1940

1941

1942

1943

1944

Итого истребителей

3726

4657

7081

9918

14627

13895

Итого штурмовиков

1542

8229

11193

11110

Итого бомбардировщиков

2744

3576

3729

3529

4057

4200

Всего боевых самолетов

6997

8331

12377

21681

29877

33205

. . . . .

Всего самолетов

10362

10565

15735

25436

34884

40241

РГАЭ. Ф.8044. Оп. 1. Д.3233. Лл. 1-4. Рукопись в журнале, исполненном типографским способом. Подписи исполнителей отсутствуют. \492\
===================

Итак, всего в 1941 в СССР произведено 12377 боевых самолетов, а не 8200, как указано в не менее научном труде “История второй мировой войны 1939-1945”, том 12. Можно задаться вопросом, какой логикой руководствовались его авторы, решив обрезать статистическую цифру (т.е. ФАКТ) на 4177 штук? (Практически на треть!) Наверное, была какая-то причина? (По “нормальной” логике?). И как это рассматривать? Как “фальсификация”? Или как “умолчания”? А зачем?

Таким образом, один вывод из одной книги без цифр, что Германия производила и использовала вооружение в больших, чем СССР, количествах не подтверждается статистикой из других источников. Т.е. численно вооружений у СССР вроде бы хватало. Но генералы не смогли им успешно распорядиться. Однако, анализ действий генералов здесь не приводится. И действительно, это уже другая тема – тема предвоенных планов Генштаба РККА. И тут тоже много странностей. До сих пор есть пробелы в публикациях этих самых предвоенных планов. И хотя некоторые документы уже опубликованы, например, в том же 2-х-томнике “1941” (“Малиновка”). Но есть вопросы по последовательности их реализации. А при отсутствии ДОСТАТОЧНОГО количества исходных данных и ВЫВОДЫ могут оказаться неверными. И если касаться нормальной логики, то умолчания, фальсификации и затасования имеет смысл использовать только с одной целью – как доказательство неких заранее согласованных ВЫВОДОВ. И этот процесс, к сожалению, активно продолжается.

Например, в книге Грызуна “Как Виктор Суворов сочинял историю” (Москва, 2003) есть фото 2-х (двух) танков Кристи с подписью:

“Колонна танков Кристи американской армии как опровержение Суворова об отсутствии их на вооружении армии США”.

А можно узнать, сколько ВСЕГО было танков Кристи в армии США?

В альбоме И.П.Шмелева "ТАНКИ "БТ" (Москва, "ХОББИКНИГА", 1993) на стр. 7 говорится, что всего Кристи продал американским военным 7 (семь) своих танков модели “1931”. Этого достаточно для формирования БРОНЕТАНКОВЫХ СИЛ? Можно сравнить с производством в СССР в 1941 г. в количестве тысяч штук. И при этом советских танков на фронте катастрофически не хватало! Но с точки зрения логики Грызуна факт наличия танков Кристи в армии США налицо! Ну и что? Количество какого-то вида вооружения должно как-то соотноситься с военной доктриной страны и военными планами?

Таким образом, конечно, чем больше фактов, тем вроде бы ближе к “правильным” выводам. Но как показывают примеры, сам выбор фактов и их интерпретация сильно зависят от предпочтений автора (авторов). И здесь наглядным примером может стать творчество Юрия МУХИНА, в первую очередь его книга “КАТЫНСКИЙ ДЕТЕКТИВ”.

С одной стороны, кому она не нравится, то ее можно не читать. Дескать, мало ли какие книги существуют. Однако, как оказалось, она имеет широкое распространение в Интернете. В частности, поисковик “Яндекс” (http://yandex.ru) по запросу “Катынский детектив” вывел 982 ссылки (не менее 164 сайтов). Текст в zip-архиве можно скачать, например, с адреса http://books.myweb.ru/book.phtml?b_id=4902

Данные за 08.02.2005-02-08

Название книги:  Катынский детектив
Автор книги:  Мухин Ю.
Раздел:  Политика
Рейтинг книги: 0.3 
Количество обращений: 191
Дата поступления: 23-10-2001
Размер файла:  151.85 Kb

Книга получилась достаточно большой – более 170 страниц. О чем она?

Юрий МУХИН предлагает в определенной степени логичное (с некоторой точки зрения) обоснование того, что обвинения СССР в убийстве польских военнопленных весной 1940 в Смоленской области не соответствуют действительности. Он доказывает истинность советского объяснения, что этих поляков убили немцы осенью 1941 года. Но доказывает ли? Вот мнение о нем с сайта http://katyn.codis.ru/katynfaq.htm

======
. . . . . .

В. И какова же современная сложившаяся точка зрения на катынское дело?

О. Пленные были убиты НКВД по приказу советских властей весной 1940 года. В апреле-мае их небольшими партиями вывозили из лагерей. Пленных из Козельского лагеря доставляли на станцию Гнездово, где их пересаживали в "черные вороны", привозили в Катынский лес и расстреливали рядом с будущими могилами. Заключенных из Старобельского лагеря привозили в Харьков и расстреливали во внутренней тюрьме НКВД, а потом хоронили в лесу под Харьковом. Узников Осташковского лагеря по железной дороге привозили в Калинин, там расстреливали в подвале здания, где находилось облуправление НКВД и внутренняя тюрьма, а потом хоронили вблизи поселка Медное (на полпути между Калинином и Торжком).

В. Какие подтверждения этой точке зрения появились в последние годы?

О. В 90-е годы были вскрыты и исследованы захоронения в Медном и Пятихатках под Харьковом. Там были обнаружены тысячи останков польских военнопленных. Кстати, место, где захоронены убитые в Калинине заключенные Осташковского лагеря, немцами оккупировано не было, поэтому в данном случае их виновность в убийстве, очевидно, полностью отпадает. На местах погребений, а также на воротах Осташковского лагеря и на бывшем здании Калининского управления НКВД (ныне мединститут) установлены мемориальные доски, говорящие о расстреле польских военнопленных в 1940 году. В Пятихатках и под Медным возводятся мемориалы убитым военнопленным. Были также опубликованы документы, явно указывающие на виновность СССР.

В. Какие это документы?

О. В первую очередь - три документа: письмо Берии Сталину с предложением расстрелять подавляющее большинство поляков из Козельского, Старобельского и Осташковского лагерей, выписка из протокола заседания Политбюро от 5 марта 1940 года с постановлением о расстреле и докладная записка Шелепина Хрущеву от 3 марта 1959 года с предложением уничтожить документы по расстрелу поляков, проведенном в 1940 году.

В. Правда ли, что есть сомнения в подлинности этих документов?

О. Эти "сомнения" изложены в книге Мухина "Катынский детектив". Эта книга, по мнению группы польских парламентариев, изложенному в письме к спикеру Государственной Думы РФ, "полна лжи и ненависти к Польше и полякам". Вкратце говоря, книга эта рассчитана на людей, которые не в курсе подробностей Катынского дела, и практически все приведенные в ней "доказательства" виновности немцев держатся либо на умолчании фактов, либо на не очень умелом вранье. С четырьмя примерами мы уже встречались выше - это утверждение о том, что руки убитых в Катыни были якобы связаны немецким бумажным шпагатом (на самом деле - витой веревкой советского производства); рассказ о месте убийства (по Мухину, это что-то вроде парка Горького, а не огороженный участок леса вблизи дачи НКВД); история про сверхсекретные лагеря для польских военнопленных, где они содержались без права переписки и попали в немецкий плен летом 1941 года; а также утверждение о том, что ни один эксперт из международной комиссии 1943 года в Катыни впоследствии не подтвердил своих выводов. "Доказательства" поддельности документов, вкратце говоря, основаны на том, что они-де практически нигде не публиковались из боязни того, что фальшивость их будет обнаружена (это вовсе не так, они публиковались несколько раз, в частности, в журнале "Вопросы истории") и на том, что Мухин для своего "анализа" выбрал очень неаккуратную публикацию в сборнике "Военные архивы России" и большинство его доводов основаны на ошибках в этой публикации. Вообще же книгу Мухина интересно читать параллельно с каким-либо серьезным исследованием Катынской проблемы - сразу становятся заметными все недоговоренности и передергивания в ней, и книжечка эта в итоге может годиться лишь на что-то типа самоучителя на тему "Как не надо лгать".

===================

170 страниц лжи? Возможно ли? Ведь логика текста должна базироваться на фактах. Но краткий перечень хроники “катынского дела” в этой книге начинается с 32-ой страницы:

СОДЕРЖАНИЕ

ПРОЛОГ - 3
Польское государство 1918-1939 годов - 7
Польская армия и ее офицеры - 18
Хроника событий катынского дела - 32
Подозреваемые, версии, схема расследования - 41
Собственно версии  - 42
Мотивы убийства - 47
Почерк убийцы - 55
Поведение подозреваемых. Бригада Сталина - 62
Поведение подозреваемых. Бригада Геббельса - 83
Нюрнбергская подлость - 100
Косвенные доказательства - 111
Свидетельские показания - 121
Особое совещание при НКВД - 140
Протоколы геббельских мудрецов и тройка с бубенцами - 146
Прямые доказательства - 165
ЭПИЛОГ - 171

==================

И как видно из “Содержания”, другая важная часть фактов – “прямые доказательства” - Ю.Мухин разместил еще дальше – аж на 165 странице. Но если прямые доказательства настолько прямо что-то доказывают, то почему текст не начинается с них? Почему они перенесены в самый конец книги? Насколько они “ПРЯМЫЕ”? Сам Ю.Мухин перечисляет их так:

=============
Их три. Два вещественных, оставленных убийцами на трупах офицеров и возле них, и третье - время совершения убийства.
=============

Что касается времени, то Ю.Мухин приводит мнение чешского профессора судебной медицины Франтишека Гаека. Однако, если “нормально”, то с такими его объяснениями   сразу соглашаться нельзя. Нужны дополнительные данные. Например, такое:

=============
Табак в портсигарах был желтый, не испорченный, хотя за три года пребывания в земле и табак, и ткань должны были сильно пострадать от сырости.
=============

Извините, “сырость в земле” – понятие растяжимое и зависит от многих факторов: глубина залегания, тип грунта, уплотненность грунта, уровень подземных вод, наличие и тип растительности (особенно - деревьев), уровень герметичности укупорки (того же портсигара) и т.д. Поэтому относить такие ЭКСПЕРТНЫЕ мнения к ПРЯМЫМ доказательствам проблематично. Для этого, во-первых, требуются мнения МНОГИХ РАЗНЫХ экспертов, а не одного. А во-вторых, нужны справки об уровне различных природных условий в конкретном месте.

Два других “прямых” доказательства - пули и стрелянные гильзы калибра 7,65 и 6,35. А также то, что “руки поляков были связаны бумажным шпагатом, а он в СССР до войны не производился - хватало пенькового”.

Строго говоря, относить эти факты к прямым доказательствам тоже проблематично. И можно начать с самого факта появления ПОЛЬСКИХ граждан на территории СССР. Они каким-то образом оказались в Советском Союзе. Но кроме них советские войска ничем не могли поживиться в Польше? Никакие склады им не попадались? Разве в СССР не было никаких немецких товаров? (Как и из других стран?)

Видимо, поэтому и потребовалось Ю.Мухину “прямые доказательства” размещать в самом конце своего текста. А о чем же идет рассказ до этого?

Как считает Ю.Мухин – об очень важном. Он довольно подробно объясняет, что оказавшиеся в советском плену офицеры польской армии во всех смыслах не имели права жить на свете. Во-первых, они предали свою страну, покинули фронт (оставив на нем воевать солдат)(а как насчет полицейских, священников и других не-армейский офицеров?), их заботило только собственное благополучие. А кроме того, они все ненавидели Советский Союз (ну мало ли кто кого ненавидел, так из-за этого сразу и “к стенке”?). Освободить их Сталин в принципе мог, но сбежавшее польское правительство в Англию объявило войну СССР. А также существовавший договор СССР с Германией не совсем разрешал такие действия. Открыто заставить офицеров работать по международным конвенциям было нельзя (а разве СССР их подписал?). Бесплатно кормить такую “толпу бездельников” Сталину было невыгодно. Вот потому из них отобрали самых активных противников Советского Союза, присудили им в марте 1940 лагерные сроки (конечно же без права переписки) и разместили в сверхсекретных лагерях, заставив хоть там работать (причем, на строительстве дорог – самом неудобном виде работ для сверхсекретных пленников). Но эвакуировать из Смоленской области эти сверхсекретные лагеря не успели (причем, из тысяч человек охраны удалось найти только начальника одного лагеря). В 1941 их захватили немцы, которые осенью 1941 пленных поляков и расстреляли. И все это обосновывается на 170 страницах. Причем, перемежаясь со странными высказываниями Ю.Мухина:

==============
Скажу честно, как людей - мне этих расстрелянных поляков жалко, но как патриоту мне все равно, кто этих злобных идиотов расстрелял - немцы или наши. С такими бредовыми целями - туда им и дорога....

Все это катынское дело затеяно сегодня именно для того, чтобы воспитать поляков такими, как они были в 1939 году. ... Чтобы Польша снова стала алчной европейской проституткой...

Сегодня на сам факт убийства офицеров можно наплевать - мы - так мы, немцы - так немцы. Сейчас действительно истина дороже.
=============

А также попадаются и прямые противоречия в логике Ю.Мухина. В одном месте он пишет об апреле 1940:

=============
Время между заходом и восходом солнца в апреле примерно 10 часов без сумерек и рассвета. Отбросив час на уборку камеры расстрелов, получим 9 часов чистого времени. Если бригада работала без отдыха и перерыва, то могла расстрелять 54 человека. A Toкарев утверждает, что расстреливали в пять раз больше: 250-300 человек.
=============
А в другом речь идет почему-то об июне:
=============
Давайте представим себе технику "тайного расстрела польских офицеров убийцами из НКВД", которую нам предлагают подручные Геббельса.

Начало лета. По катынскому лесу взад и вперед прогуливается отдыхающая публика - пляжники, грибники, крестьяне собирающие хворост. В пионерском лагере утренний сбор отряда. По дороге к дому отдыха НКВД идут жены и дети чекистов. По дороге Смоленск-Витебск не спеша едут телеги и подводы. В это время на территорию пионерского лагеря "тайно" заезжает автобус с польскими офицерами, энкэвэдэшники загоняют их на кухню, тайно копают между пионерскими палатками могилы и по одному ведут поляков с кухни расстреливать. На шоссе отчетливо слышится из леса легкая канонада, по всей округе разносится смрад разлагающихся на жаре трупов и, главное, что все это делается "тайно". Интересно, какой же это идиот осмелится обрисовать такую картину пусть и трижды продажному суду?
===============

“Начало лета” - это апрель? Могу лично засвидетельствовать, что в окрестностях Селигера на лесных полянах в конце мая наблюдал снег. Какие пляжники в апреле в Смоленской области? Любители “моржевания”? Факты из адреса http://katyn.codis.ru/forcorr.htm

============

В январе 1944 года советские власти организовали для группы иностранных корреспондентов поездку в Катынский лес. Ниже приводятся воспоминания об этой поездке двух ее участников: англичанина Александра Верта и корреспондента "Санди Таймс" Эдмунда Стивенса.

Эдмунд СТИВЕНС

[Отрывок из статьи, написанной по поводу визита премьер-министра Польши Тадеуша Мазовецкого в Москву в 1989 году]

Я занимаюсь катынским делом с февраля 1944 года, с тех пор, когда был включен в состав группы военных корреспондентов, приглашенных туда советским отделом печати. ....

Трупы, которые нам показали, лежали на мерзлой земле, вероятно, на том же месте, где их и расстреляли. На трупах были шинели (это указывало на то, что их расстреляли зимой), и у каждого в затылке было отверстие от пули.
============

В начале лета днем в шинелях жарко. Да и в сентябре часто тоже. Ю.Мухин в другом месте соглашается, что убитых поляков в 1941 г. закапывали в МЕРЗЛУЮ землю:

мы должны понимать следующее. Немцы расстреливали поляков осенью и зимой, то есть трупы остывали уже на морозном воздухе, сбрасывались в промерзшие могилы и засыпались промерзшей землей.
=============

Но ранее он приводит объяснение, из которого получается вывод, что эта акция могла быть не позже ноября 1941.:

В начале декабря 1941 года в штаб генерала Андерса в Бузулуке явилось четыре человека, которыми занимался лейтенант Шатковский. Они заявили, что прибыли из Польши и принадлежат к подпольной организации "Мушкетеры", принесли с собой слухи о том, что исчезнувшие польские офицеры были убиты НКВД где-то под Смоленском. Эта четверка в Польше работала на гестапо.
============

Кстати, зимой в промерзшем грунте копать очень трудно. Разве что экскаватором, взрывами или при большом использовании разогрева мощными кострами. Потому вполне логичными выглядят воспоминания некоторых о том, что зимой убитых не закапывали, а складывали для того, чтобы закапать уже после весеннего отогрева земли.

Еще одно странное “доказательство” Ю.Мухина:

===============
Куда больше толку ориентироваться в этом вопросе не на щебетание академических "интеллектуалов", а на простой и грубый слог действительно фронтового офицера. Уже упоминавшийся Ромуальд Святек [Где-то в 50-х годах польский эмигрант в Англии Ромуальд Святек вернулся в Польшу, был арестован советскими властями, получил 25 лет лагерей, семь из них провел в Сибири, два года в ссылке и снова вернулся в Лондон. Там он написал интересную книгу "Катынский лес"] пишет: "Будучи в Воркуте в лагере N: 10, я встретил майора немецкой армии, который с 1941 года находился в оккупированном Смоленске. От него я узнал, что немцы и в самом деле захватили несколько лагерей с польскими военнопленными, расположенных в этом районе. Однажды в беседе я поинтересовался его мнением о Катыни. Он прямо мне ответил, что это дело рук немцев, поскольку это отвечало их интересам, и искренне удивился польским протестам. Майор придерживался мнения, что хороший солдат, а тем более офицер должен умереть, если погибает его Родина. Он заявил, что попав в руки русских, хорошо понимал, что может умереть, и если этому суждено будет случиться, он примет смерть как подобает немецкому офицеру".
===============

И это доказательство? Лично у меня к этому абзацу есть несколько вопросов: действительно ли есть книга Ромуальда Святека "Катынский лес"? Можно ли узнать ее данные? (Кем издана, в каком году и т.д.?) И почему это в Польше в 50-х годах его арестовали “советские власти”? “Власти” чего? Советская военная комендатура? Командированные сотрудники КГБ? Что за лагерь N: 10? Это “Инталаг”? А почему из 25 лет советских лагерей он отсидел только 9? Его (примерно в 1962-1964) освободили по амнистии? А садили на 25 лет за что? Или вся эта история высмоктана из мухинского пальца? Я прав в догадке?

Кроме того, получается, что Ю.Мухин вполне серьезно относится к свидетельским показаниям. Можно задать вопрос: а так надо относиться ко ВСЕМ ЛЮБЫМ свидетельским показаниям или только к некоторым? Могу привести материал газеты “ИЗВЕСТИЯ” за 13 августа 1998 года:

tavda.jpg (25366 bytes)

Максим ЮСИН

Помимо трех известных захоронений польских офицеров, священников и дворян, расстрелянных НКВД в 1940 году, существует еще одно, о котором до сих пор ничего не сообщалось. К таким сенсационным выводам подтолкнуло журналистское расследование, которое предпринял корреспондент польского радио в Москве Виктор Батер и к которому с самого начала были привлечены “Известия”.

Польские пленные появились в СССР после того, как Сталин, договорившись с Гитлером о разделе Польши, дал приказ советским войскам перейти государственную границу. Произошло это 17 сентября 1939 года — через шестнадцать дней после нападения Германии на Польшу и начала второй мировой войны. Всего Красная армия захватила около двадцати тысяч военных и гражданских лиц. В основном это были “классово чуждые элементы”: офицеры, дворяне, врачи, преподаватели университетов, адвокаты, ксендзы...

Всех их вывезли на советскую территорию и разместили в нескольких лагерях. Весной 1940 года поступил приказ - пленных расстрелять. Миру стало известно об этом преступлении через несколько лет: оккупировавшие Смоленскую область гитлеровцы обнаружили под деревней Катынь безымянные могилы.

В течение долгого времени. Советский Союз отрицал свою причастность к убийству пленных. Как утверждала официальная пропаганда, поляков расстреляли немцы, устроившие затем “антисоветскую провокацию”.

Факт расправы над поляками Москва признала только в годы перестройки. А после распада СССР президент России Борис Ельцин подвел, как казалось, черту под позорным эпизодом нашей истории. Он вручил своему польскому коллеге Леху Валенсе архивные документы о расстреле пленных. Как тогда уверяли в Москве, полякам передали всю информацию, которой располагала российская сторона.

И все же вопросы оставались. На сегодня обнаружены три массовых захоронения — в Катыни, около городка Медное в Тверской области и под Харьковом. Там покоятся останки 15 тысяч человек. А всего в СССР было вывезено 20 тысяч польских пленных. Не хватает пяти тысяч.

И вот, похоже, тайна раскрыта. С большой долей уверенности можно утверждать: четвертое, неизвестное захоронение расстрелянных поляков находится вблизи города Тавда в Свердловской области, в четырехстах километрах от Екатеринбурга.

Установить это удалось благодаря московскому историку Киму Арутюнову. Именно он поделился с Виктором Батером и со мной своими предположениями, что “потерянная могила” находится в Тавде. Здоровье не позволило историку самостоятельно проверить гипотезу и он решил обратиться к журналистам.

Впервые о Тавде Арутюнов услышал лет десять назад. Сосед, служивший в свое время в войсках НКВД, излил душу историку и рассказал о “страшном грехе”, воспоминание о котором не дает ему покоя. “Я участвовал в расстреле пленных поляков, — признался сосед. — Случилось это весной 1940 года в городе Тавда Свердловской области. Там был лагерь, в котором их держали полгода, а мы несли охрану. Потом всех заключенных вывели за город, расстреляли и закопали в братской могиле”.

Сколько поляков находилось в лагере, сосед не помнил. Но очевидно, что речь шла скорее о тысячах, чем о сотнях.

А вскоре Арутюнов услышал об уральском лагере от другого человека, не имевшего никакого отношения к раскаявшемуся ветерану НКВД. Человек тот был родом из Тавды, и он поделился воспоминаниями детства. Поздней осенью 1939 года в город пригнали пленных поляков. Одеты они были по-летнему, а на Урале уже ударили морозы. Сердобольные жители делились с пленными едой и теплой одеждой.

А потом, уже весной следующего года, поляки в один день исчезли. И через много лет отец собеседника Арутюнова, занимавший в городе важный пост, раскрыл сыну страшную тайну: их расстреляли.

Для того чтобы проверить эти свидетельства, необходимо было ехать в Тавду. Именно так и поступил Виктор Батер. Он опросил десятки местных жителей и добился главного: несколько человек подтвердили, что заключенные поляки в Тавде действительно были.

“Разумеется, никто не заявил мне четко и определенно: здесь сидело столько-то поляков, расстреляли их там-то, похоронены они в таком-то месте, — сказал “Известиям” Виктор Батер. — С тех пор прошло 58 лет. В живых осталось мало очевидцев. Кроме того, перед войной в Тавде и ее окрестностях было слишком много лагерей. Здесь держали и политических заключенных, и уголовников. Для жителей города поляки вполне могли смешаться с общей массой. Тем ценнее свидетельства, которые удалось получить”.

Конечно, найти могилы расстрелянных можно лишь в том случае, если иметь точные сведения об их местонахождении. Копать наобум, не имея хотя бы приблизительных ориентиров, — бессмысленно. Единственная надежда - на архивы НКВД. Как выяснил Виктор, в Тавде этих архивов больше нет. Их вывезли в Екатеринбург и в Москву.

Вернувшись с Урала, Батер рассказал о своей поездке в эфире польского радио и на страницах газеты “Жиче”. В Польше это было воспринято как сенсация.

Власти страны отреагировали незамедлительно. Как нам стало известно из надежных источников, посольство Польши в Москве уже направило в российский МИД ноту с просьбой помочь в поиске архивных документов.

Никакого скандала в российско-польских отношениях журналистское расследование не вызвало. И вызвать не могло. У поляков едва ли есть основания подозревать Москву в злом умысле. Если уж мы признали факт расстрела пленных, то какой смысл, открыв три захоронения, утаивать четвертое? Скорее всего, сведения о расправе в лагере под Тавдой затерялись в архивах. И в 1993 году, делясь с Валенсой рассекреченными документами, Ельцин действительно сообщил ему все, что знал.

“Мы ни в чем не упрекаем сегодняшнее российское руководство. Мы лишь просим содействия в поисках. Если бы правду о “потерянном захоронении” удалось установить, это стало бы еще одним свидетельством оздоровления отношений между нашими странами”, — сказал “Известиям” высокопоставленный сотрудник посольства Польши в Москве.
============

Возвращаясь к книге Ю.Мухина, можно отметить, что в ней слишком часто встречаются не совсем беспристрастные фразы типа “выживший из ума академик”, “урвать с этого дела”, “купаются в собственном хамстве”. И удивляет итоговое мнение Автора (Ю.Мухина) в самом конце его сочинения:

================
Польские офицеры в Катынском лесу получили в затылок немецкую пулю. Это не очень справедливо. И советская пуля - тоже не хорошо. Только польская пуля была бы наивысшей справедливостью.
================

Извините, так о чем речь? Если придерживаться теории Игоря Куртукова с форума ВИФ-РЖ, то все 170 страниц “Катынского детектива” только и основаны на логике и здравом смысле. Вот только вопрос, на каких? На “нормальных” или на “так называемых”?

И вот здесь можно коснуться темы “мотивов”. Ю.Мухин доказывает, что Сталину не было интереса убивать польских пленных. А немцы, в свою очередь, только тем и занимались, как убийствами неполноценных народов. С одной стороны логика вроде бы есть. Но так ли уж она достаточна?

Например, в книге Грызуна “Как Виктор Суворов сочинял историю” (Москва, 2003) на стр. 350 есть следующая мысль:

Кстати, вот еще что интересно – кто от кого больше имел. Чтобы на корню пресечь все дальнейшие поползновения по поводу немецких мечей с клеймом “Made in USSR”, сразу отметим, что не “Немецкий меч ковался в СССР”, а советский меч ковался в СССР при помощи немцев...

И далее Грызун напоминает о советско-немецком сотрудничестве ДО 1933 года. А затем он переходит к теме того, как разные другие страны помогали уже фашистской Германии (в том числе на материалах книги американского историка Ч. Хайм “Торговля с врагом”, М., 1985). Эта же тема более подробно рассматривается на стр. 414-423 под заглавием “Приложение о союзниках ...или нацистский меч ковался в США”. Но во-первых, приводимые там факты в основном касаются финансово-инновационных отношений, направленность которых может быть двоякой. А во-вторых, можно коснуться и темы материально-финансово-инновационной помощи непосредственно Третьего Рейха Советскому Союзу (чего нет у Грызуна)("НВО", N: 22, 2002):

nvogp.jpg (14644 bytes)

В конечном итоге получается, что действительно логика логике рознь. Это смотря с какой стороны используется “здравый смысл”. Если участников неких событий рассматривать отдельно (вот враги, а вот союзники), то логика одна. А если рассматривать СОВМЕСТНУЮ игру высших элит нескольких участников, то логика действий (совместно с мотивами) может иметь отличия. И потому “линейки” и “курвиметры” у разных АВТОРОВ естественно будут иметь отличия “в шкалах”. Причем, искривления этих “шкал” могут быть настолько причудливыми, что “расходясь” в одних моментах они могут неожиданно сходиться в других.

Например, другая книга Юрия МУХИНА “Война и мы, книга 2, "ВОЕННАЯ МЫСЛЬ В СССР И В ГЕРМАНИИ", Москва, 2001 г.” (http://sovnarkom.ru/BOOKS/MUHIN/VOINA_2/muhin2.htm )

С одной стороны, анализ его работы “Катынский детектив” показывает, что Ю.Мухин не брезгует использовать непроверенные, а то и вообще фальшивые данные, базируясь на своем “здравом смысле” исходя из своего представления “о главном”. Однако, в 4-ой главе книги “Война и мы” (“Универсальное оружие победы” http://sovnarkom.ru/BOOKS/MUHIN/VOINA_2/muhin2_04.htm ) он высказывает предположение о том, что советские генералы перед 22.06.1941 имели завышенные представления о требуемых силах и средствах для ведения наступления:

Взгляд на последний удар. Судя по многим факторам, последний удар в бою согласно советской военной мысли до- и военной поры наносился штыком. Пехота должна была сблизиться с противником до расстояния штыкового удара и поставить точку в бою рукопашной схваткой. Четырехгранный штык, который для других целей невозможно применить, был неотъемлемой частью винтовки Мосина - основного оружия советской пехоты. В 1944 году ее модернизировали в карабин, но штык оставили, причем несъемным. ....
У немцев к винтовке тоже полагался штык - ножевидный. Но на фотографиях той войны нельзя увидеть немецкого солдата с винтовкой с примкнутым штыком. Штык носился только на поясе или на чехле лопатки. Связано это с тем, что немецкую пехоту штыковому и рукопашному бою не учили вовсе. Немецкие генералы от него начисто отказались. Соответственно из немецких кавалерийской дивизии и эскадронов (в составе разведбатальонов пехотных дивизий) были изъяты пики и палаши. Почему?
Думаю потому, что для нас атака - это был захват рубежа, а для немцев рубеж сам по себе не имел значения - им требовалось только уничтожение противника. В рукопашной схватке вероятность гибели своего солдата - 50%. Для немцев такая цифра была недопустима. И последнюю точку в бою они ставили только огнем и с расстояния, при котором гибель своего солдата была минимально вероятной.
Соответственно немецкие генералы разрабатывали тактику и оружие пехоты так, чтобы иметь возможность поразить огнем противника везде, в любом укрытии без рукопашного боя. Нашим генералам при наличии штыка-молодца это, по-видимому, казалось излишеством. ...
Главный фактор победы. Судя по всему, немцы главным фактором победы считали нанесение по противнику удара как можно большей силы, для чего у них предусматривались для участия в бою одновременно и все силы, и все рода войск.
А вот из выступления на Совещании советских генералов совершенно явственно видно и даже выпирает, что они главным фактором победы считали огромное численное преимущество над врагом.
Сможет ли страна обеспечить это преимущество или не сможет - их это, в основном, не колыхало. Как в сказке Салтыкова-Щедрина о мужике, который на необитаемом острове двух генералов прокормил. После того, как один генерал выдал мужику приказ на обеспечение пропитанием, другой поинтересовался у первого - а где же мужик это все достанет? На что первый безапелляционно заявил: "Ен мужик, ен достанет!"
Вот глава ВВС РККА П.В.Рычагов на Совещании докладывает: "Из опыта современных прошедших и идущих войн авиационная плотность достигается до 25 самолетов на один километр фронта".
Из опыта каких войн он это рассчитал?! Дело в том, что уже перед его докладом выступающие обсуждали, что немцы в мае 1940 года ударили по французам на фронте 1000 км силами авиации в 2,5 тыс. самолетов, т.е. плотность авиациии была в 10 раз меньшей, чем берет за основу Рычагов. Далее.
"Необходимо сделать вывод, что в современной войне на главном, решающем направлении (примерно по фронту 100-150 км, - Ю.М.) в составе фронта будет действовать не менее 15-16 дивизий, т.е. 3500-4000 самолетов".
С П.В.Рычаговым не согласился, в частности, прославившийся громкими поражениями в последовавшей войне Ф.И.Кузнецов, генерал-лейтенант, командующий войсками Северо-Кавказского военного округа: "Я считаю, что эта цифра должна быть значительно больше".
С Кузнецовым солидаризировался Г.К.Жуков, который считал, что если "общая ширина участков главного удара в предпринимаемой операции должна быть не менее 100-150 км", то для обеспечения операции потребуется "30-35 авиационных дивизий", т.е. до 8000 самолетов.
А вот мысль из выступления Е.С.Птухина, генерал-лейтенанта, командующего ВВС Киевского особого военного округа: "Для того, чтобы уничтожить материальную часть на аэродромах (противника, з- Ю.М.), а мы считаем в среднем на аэродроме будет стоять 25-30 самолетов, нужно подумать о мощном ударе на этот аэродром. Значит, группа должна быть не менее 100-150 самолетов".
Правда, это как-то не координировалось с тем, что немцы с 10 мая 1940 года в течение трех дней проводили налет на 100 французских аэродромов на глубину до 400 км "мелкими группами без прикрытия истребителей" (Я.В.Смушкевич) и "было выведено из строя около 1000 самолетов" (М.Н.Попов, генерал-лейтенант, командующий 1 Краснознаменной армией Дальневосточного фронта).
Давайте теперь сравним цифры Совещания с теми, которые через полгода показала война с немцами. Немцы завоевали господство в воздухе и наступали на РККА на фронте более чем в 3000 км. Исходя из "скромных цифр" П.В.Рычагова - 25 самолетов на 1 км фронта, - с которыми не согласны ни Кузнецов, ни Жуков, - немцы должны были бы иметь 75 000 самолетов. Но на 22 июня 1941 года они против 9917 наших самолетов в западных округах сосредоточили всего 2604 самолета (в три раза меньше, чем Жукову требовалось всего лишь для проведения фронтовой операции на фронте в 400 км). И завоевали господство в воздухе вплоть до 1943 г.!
Не менее щедро наши генералы относятся и к живой силе. В своем докладе Г.К.Жуков подсчитал, что для наступательной операции на фронте 400-450 км с главным ударом на фронте 100-150 км ему требуется "стрелковых дивизий порядка 85-100, 4-5 механизированных корпуса, 2-3 кавалерийских корпуса". Это свыше 1,9 млн. человек даже без артиллерийских, инженерных, транспортных, тыловых и прочих соединений и частей армейского и фронтового подчинения. Сравним: 22 июня 1941 года в сухопутные силы Германии на Восточном фронте протяженностью свыше 3000 км, входило всего 85 пехотных дивизий, а все эти силы составляли 3,3 млн. человек. Но немцы наступали до осени 1942 г. - до Кавказа! В ходе войны никогда ни один фронт ни в одной операции не имел плотности войск, запрошенной Жуковым.
Еще. Из доклада Г.К.Жукова следует, что ударная армия должна сосредоточить на "участке главного удара шириною 25-30 км... около 200 000 людей, 1500-2000 орудий, массу танков". Т.е. 7 человек на погонный метр фронта. С такой плотностью, надо сказать, и затоптать противника не сложно.
Немудрено, что и после войны материалы этого Совещания оставались секретными - слишком много вопросов они оставляют о профессиональной компетентности наших генералов.

==============

m30.jpg (7222 bytes)

Гаубица М-30 образца 1938 г. калибра 122 мм. 

Ю.Мухин пишет:

Пехота хвалила гаубицы, особенно 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года конструктора Ф.Ф.Петрова, правда, технологически усовершенствованную все тем же Грабиным. Эта гаубица оставалась на вооружение Советской Армии во внутренних округах по крайней мере до начала 80-х годов. Это было мощное и исключительно точное оружие. А пушки ЗИС-3 после войны с вооружения были быстро сняты, хотя их и хвалили артиллеристы.

Примечание zhistory: У этой гаубицы М-30 рукоятки подъемного и поворотного механизмов были по разные стороны от ствола. Поэтому у наводчика (слева от ствола) был ПОМОЩНИК !! (справа). Чем это грозило? Дело в том, что если огневой позиции мог угрожать враг, то быстро стрелять прямой наводкой из таких орудий не получалось. А вот у гаубицы Д-30 (более позднего образца) того же калибра подъемный и поворотный механизмы были с ОДНОЙ стороны ствола. И вообще весь ствол мог поворачиваться на 360 градусов (в отличие от М-30, которую пришлось бы поворачивать вместе со станинами).

mgopt.jpg (17428 bytes)
Пулемет МГ-34 на станке.
Пулеметчик наводит пулемет с помощью оптического прицела.

Так вот, возможно здесь и кроется ответ на вопрос, а почему советское верховное командование до 22.06.1941 не считало сосредоточение немцев у западных границ СССР таким, что оно выполняется для нападения на Советский Союз. Если советские генералы считали, что для ведения наступления на таком-то фронте требуется плотность в N войск, а немцы собрали в 5 раз меньше и якобы для наступления, то тут остается одно из двух (по логике и здравому смыслу): или признать, что немцы действительно готовят нападение ТАКИМИ силами (и тем самым расписаться в том, что сам дурак). Или продолжать считать себя умным, но при этом совершенно не признавать, что немцы готовят какое-то нападение.

А ведь тоже логика! (Или “так называемая”?)

Home ]