fontz.jpg

 

Home ]

 

МНЕНИЕ  О  КНИГЕ   ИСАЕВА  В  "ВИА"

 

via09071.jpg

журнал "ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ", 2007, 9, стр. 135-140
(перепечатка разрешается со ссылкой на журнал)
рубрика: ОТРЫЖКИ ЖУКОВСКИХ ПОЛКОВОДЧЕСКИХ АМБИЦИЙ

В. М. САФИР,
полковник в отставке

НОВЫЕ МИФЫ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ.
ДАТА ИЗГОТОВЛЕНИЯ - 2006 ГОД

"Ох, какой это выкормыш Отца и Учителя!
Какой браконьер русского народа!"
Писатель-фронтовик Виктор Астафьев

Просматривая "Независимое военное обозрение" за 30 марта с. г., сразу же натолкнулся на броский рекламный заголовок "Маршал Жуков - "Кризис-менеджер" на полях сражений" (подзаголовок - "Великий полководец, оказывается, не только умел побеждать, но и берег солдатские жизни"). Так, усилиями некоего Плугатарёва рекламируется книга А. Исаева "Георгий Жуков. Последний довод короля". Однако появление еще одной книги, посвященной Г.К. Жукову, вызвало естественную настороженность. Тем более что за прошедшие десятилетия после победы, несмотря на очевидное сопротивление административных органов разных мастей, о жуковских боевых "деяниях" и, тем более, о его якобы способности "беречь солдатские жизни" опубликованы уже горы абсолютно достоверных архивных документов, убедительно доказывающих отсутствие этих достоинств у Георгия Константиновича. Так что в этом менеджерском "бренде" к каждому слову следует приставлять, как минимум, по одному знаку вопроса.

Между тем, книга Исаева достаточно уникальна. Но "уникальность" ее состоит не в правдивом документально подтвержденном исследовании новых, малоизвестных событий прошедшей войны (а их еще осталось уйма). Все дело в том, что, в отличие от множества опубликованных историографических трудов о Великой Отечественной, авторы которых оценивали реальные события, подтвержденные архивными документами, Исаев избрал свой, действительно "уникальный" путь освещения фронтовых операций 1941-1945 гг. и участия в них Г.К. Жукова. "Путь" /135/ этот прост, как водопроводная труба: автор отбросил далеко в сторону такие общепринятые понятия, как мораль (не забыв, видимо, ленинские указания о том, что "в вечную нравственность мы не верим"), честность ученого, общепринятые нормы научно-культурного общения с оппонентами, объективную (без идеологических пристрастий) работу с опубликованными и не вызывающими сомнений архивными документами и др. Все это Исаев, "ничтоже сумняшеся", заменил недостоверными трактовками и вариантами, экзотическими предположениями, литературно оформленными фантазиями и, как ни печально это признавать, откровенным (pardon) враньем.

С чем же ознакомится любознательный читатель, рискнувший купить и прочесть это "произведение"? Очевидные возражения и опровержения изложу только по основным позициям, так как если все "завихрения" Исаева поставить "на ноги", то потребуется защитить не одну докторскую диссертацию.

Прежде всего, следует отметить основной метод обоснования Исаева - он берет доказанные факты отрицательной деятельности Жукова и, недолго думая, эти "минусы" переделывает в "плюсы", снабдив подобное действо неубедительными обоснованиями. Далее читатель с удивлением узнает, что:

1. Жуков с первых дней войны демонстрирует понимание того, как следует наносить контрудары;

2. Георгий Константинович был лучшим оперативным фехтовальщиком Красной армии;

3. Артиллерийское наступление и штурмовые группы стали его детищем и визитной карточкой;

4. В ходе халхинголовских боев Жуковым были допущены только "шероховатости";

5. Отъезд Жукова с Центрального фронта Рокоссовского (1943 г.), якобы, документально не подтвержден;

6. Данные разведки (1941 г.) были противоречивы;

7. К 1 июня 1941 г. группировка немецких войск не выглядела однозначно нацеленной на СССР;

8. При проведении Ельнинской операции Жуков "оттачивал работу артиллерии";

9. Все неудачи Ельнинской операции (ее прекращение) произошли по вине Генштаба;

10. Автор воспел аморальную и лживую характеристику, которую Жуков втихомолку сочинил на им же загубленного, талантливого полководца командарма-33 М.Г. Ефремова;

/136/

11. Жуков отдавал приказы беречь личный состав;

12. Действия Жукова на Западном фронте (1942 г.) "обозначены печатью осторожности", а не "растопыренными пальцами", как определил Генштаб;

13. За мудрое решение штурмовать "в лоб" Зееловские высоты следует "снять шляпу" и др.

Но остановимся. Эти и другие исаевские историографические "открытия" я прокомментирую ниже.

Однако возникает вопрос - а на какую же почву падают "просветительные зерна" исаевских изобретений, и имеется ли она (эта почва) в наличии? К сожалению, еще имеется...

Давно известно, что при оценке различных (в том числе и исторических) событий общественность делится, в основном, на две группы. Одна, проявляя творчество и всесторонне анализируя новые документально подтвержденные данные, определяет свою позицию, соответственно корректируя отношение к происходящему. Другая группа, уверовав однажды в какие-то мифологизированные и ошибочные трактовки событий, не считает нужным что-либо менять в своем сознании (их, правда, меньшинство). Великий Бальзак подобную ситуацию очень метко сформулировал еще в далеком 18-м веке: людей, не меняющих своих убеждений, по мере поступления новой информации, он назвал "непогрешимыми болванами" (сразу оговариваюсь, что от использования при общении с оппонентами хотя и справедливых, но достаточно резких бальзаковских определений, я воздержусь). В наши же годы эта проблема приобретает следующее звучание: "Общество достаточно выросло для того, чтобы не нуждаться в мифах и знать правду. Народ умнее карманных мифологов" (Э. Генри).

К сожалению, следует констатировать, что представители второй группы, равно как и "бальзаковские приверженцы" сегодняшних дней, еще до сих пор чувствуют себя достаточно комфортно, и их глашатаи (Гареев, Куманев, Невзоров, Пыхалов, "примкнувший к ним" Исаев и др.), занимая пока ключевые позиции в Академии военных наук, Институте военной истории МО РФ и др., умудряются пробиваться (как сорная трава сквозь трещины в историографическом асфальте) со своими сказко-мифами о Великой Отечественной войне, сочиненными еще идеологами времен советско-сталинского периода. Вся эта морочащая людям головы компания, в которой место центрфорварда прочно занял Гареев, обрела новый "бренд", четко отражающий суть их деяний - "неосталинисты". Одна из их основных задач – вернуть /137/ былую "славу" Сталина, попытаться скрыть его и жуковские, граничащие с преступлениями, ошибки и оправдать незаслуженно присвоенное Жукову идеологами-пропагандистами ЦК КПСС "звание" Маршала Победы.

Но вернемся к творению А. Исаева. Книга написана хорошим языком. Пытаясь обратить особое внимание недогадливого читателя на свою исключительную эрудицию, "известный историк" (так сформулировано в аннотации) обильно пересыпал сборник своих изобретений и вольных трактовок событий прошедшей войны большим количеством ссылок на известных исторических личностей: Клаузевиц и Дерсу-Узала, Микеланджело и Мольтке Младший, Меретто Рокко, Шапошников, и много других. Причем из этого перечня Исаев особо отмечает подход к творчеству Микеланджело, цитируя его хрестоматийную фразу: "Я беру глыбу мрамора и отсекаю от нее все лишнее". Этот прием классика он соотносит и с деятельностью полководцев. Но очевиден достаточно прозрачный намек на метод работы (оценки событий) и самого Исаева по созданию монументальной глыбы (которую условно попробуем назвать "истина"), "отсекая от нее все лишнее" - ложь, фальсификацию и т. п.

Однако, оценивая эту работу, следует отметить очевидное - методологические навыки и приемы Микеланджело оказались нашему историку не по зубам, ибо он, пребывая в творческом экстазе, "наотсекал" по живому (!) столько лишних кусков, составляющих основу объективных оценок, что в результате осталась какая-то модернистская композиция (с преобладанием арматуры), содержащая только минимальные следы истины и правды.

С удивлением читая всю эту "историографическую лысенковщину", невольно вспоминаю довоенное детское впечатление от выступления знаменитого Хенкина на субботнем концерте в Бронетанковой академии (тогда ВАММ), читавшего рассказ Зощенко (отрывок: некто "поддатый", прорвавшись на сцену, начинает давить ногой лампочки рампы. Обрадованная публика, воодушевляя его, кричит из зала: "Не робей, Вася! Дуй до горы! Крой их, дьяволов, по башкам").

В нашем случае автор чем-то напоминает этого "Васю". В ходе дискуссии с основными оппонентами, он, не выбирая выражений, "кроет по башкам" В. Суворова (снисходительно величая его иногда по имени и отчеству) и В. Бешанова, и покорного Вашего слугу- В. Сафира. Причем "известный историк" не забывает оповестить читателей, что вся эта троица бестолковых "демонстрирует непонимание базовых принципов ведения операций и незнание фактического материала" (в таких случаях /138/ уместна реплика: "смех в зале"). Если уважаемые читатели думают, что подобный бред ("исаевщина") мною выдуман, то ошибаются - вся эта несуразица черным по белому напечатана "историком" в заключении на странице 460 (ну, точно по Можаеву: "Рога ломать будем! Враз и навсегда...")

Итак, очевидно, что научная ценность этой книги, говоря заковыристыми оборотами, что так любит делать Исаев, асимптотически приближается к нулю. Но это уже дело автора "выдать на-гора" то, на что он способен. Я бы мог поставить на этом точку ("наплевать и забыть"), оставив все исаевские фантазии и грубости на суд читателей и его совести.

Однако осталось одно НО. Гражданин Исаев позволил себе сделать то, что не имел права делать историк - включил в свою "документальную" работу откровенную ложь. Я имею в виду описание от начала и до конца придуманного им хода ликвидации Нарофоминского прорыва (с. 300-302) и необоснованное хамское оскорбление руководителя операции по его ликвидации - командира танковой группы, моего отца М.П. Сафира.

via09072.jpg

То, что Исаев не читал описание этого танкового боя, изложенное строго по боевым архивным документам 33-й армии и штаба Запфронта в ВИА № 1 и в моей книге "Первая Мировая и Великая Отечественная. Суровая Правда войны" изд. ООО "Полководцы Отечества" М. 2005, очевидно после первых же строк прочтения его "сочинения" (заодно - обозначенное на титуле издательство Исаев почему-то решил изъять, заменив его другим, второстепенным). Непонятно только, откуда он всю эту придуманную несуразицу взял - то ли услышал обрывки этих эпизодов на каких-то посиделках ("под этим делом..."), то ли книгу мою ему показали издали (сноски есть, а в "списке использованной литературы" ее следы не обнаружены, как не обнаружены (видимо, демонстративно) ссылки на журнал ВИА). Как ни странно, весь "слив компромата" в мой адрес Исаев ведет строго по позициям, которые в теоретическом споре я в свое время на страницах ВИА в 1997-2004 гг. выиграл у Гареева (Халхин-Гол, расчет безвозвратных потерь, объективная оценка оперативных способностей Жукова, штурм Зееловских высот, Берлинская стратегическая наступательная операция, рейтинг полководцев и др.)./139/

Так что в этой истории "уши торчат" явно не исаевские, а скорее "самого" Гареева. И "заказал" меня кто-то из этого клана, отведя роль "шестерки" не в меру разбушевавшемуся Исаеву.

Теперь мне только осталось принести извинения читателям ВИА за то, что из-за некомпетентности Исаева, вынужден потратить время на опровержение его выдумок (в том числе о ходе ликвидации Нарофоминского прорыва), перечень которых оказался до неприличия большим. Но, прежде всего для тех, кто не имел возможности прочесть о прорыве в ВИА № 1, 1997 и № 12 (72), 2005, следует кратко изложить ход боевых действий 1-4 декабря 1941 года.

В условиях стабилизации обстановки на Западном фронте и подготовки наших войск к контрнаступлению немцы на главном (московском) направлении силами 258 ПД (478 ПП и 30 танков) 1.12 неожиданно осуществили прорыв на 25 км обороны 33-й армии. Наступая на восток по маршруту Головеньки - Алабинская высота 210.8, они 2.12 заняли Юшково - Петровское - Бурцеве (окраина Апрелевки). До выхода немцев на стратегическое Киевское шоссе оставалось 2 км, до штаба Запфронта.

....(пропущено)

/140/

....(пропущено)

Об авторе

via09073.jpg (3391 bytes)

САФИР Владимир Михайлович родился в 1924 году в Харькове. Окончил спецартшколу, 1-е Киевское артучилище в Красноярске. Участник Великой Отечественной войны (Западный фронт, 33-я армия, командир огневого взвода 557 пап РГК). Участник Парада Победы 24 июня 1945 года. Окончил Академию бронетанковых и механизированных войск. Служил испытателем новых образцов танков и САУ, военным представителем ГБТУ, 4 ГУМО, УНТВ. С 1963 года в Генштабе и аппарате Зам. МО по вооружению. С июля 1985 года полковник в отставке. Опубликовал монографию и ряд статей по проблемам отечественной историографии. Награжден орденами Отечественной войны 2-й ст., "За службу Родине" 3-й ст., медалями, в том числе "За отвагу".

/145/


В номере 11 за 2007 год журнала на стр. 175-176 пропечатано письмо в редакцию от М.Гареева от 15.09.2007. Ниже приводится фрагмент из него:

Главному редактору журнала "ВИА" В.С.Ещенко

.... Должен Вам сообщить, что к сожалению, книгу А.Исаева "Георгий Жуков. Последний довод короля" я еще не читал. В "группировку" или "компанию" тех, кто стоит за спиною А.Исаева, приписан и Игорь Пыхалов, книгу которого "Великая оболганная война" я прочитал, но с автором книги совершенно не знаком. Поэтому все предположения и другие домыслы В.М.Мельниоква и В.М.Сафира – это плод их фантазии, не имеющей никакого отношения к реальной действительности.

И в самом деле, как может человек стоять за каким-то "проектом" или изданием той или иной книги, если он не знает об их существовании? Судя по тому, кто восхваляется, легче догадаться, кто стоит за спиной В.М.Мельниоква.....

(И далее идет речь о его статье. О статье В.М.Сафира – ни слова).

(подпись) М.Гареев
15.09.2007

avtors.jpg
Слева - М.Гареев, справа - А.Исаев
с сайта РИА об их совместном участии
в ответах на звонки слушателей 22.06.2006 - см. ria2206.htm

aisdrb.jpg (14044 bytes)
Справа - куратор серии "Я дрался на ...."Артём Драбкин.
Слева - Алексей Исаев.
За их спинами стенд с надписями "Аргументы и Факты".
(Фото из Интернета)

(zhistory: Не знаю как насчет "группировки", но "компания" вообще-то просматривается).


16/12/2007

На главную ]